№11 Сексуальная аттракция – ключевое понятие психологии сексуальности

Кащенко Евгений Августович -

доктор социологических наук, профессор,

ученый секретарь Российского научного сексологического общества

Предлагается авторский взгляд на сексуальную аттракцию и раскрывается ее содержание.

Сексуальная аттракция (от англ. attraction притяжение, тяготение) имеет обоснованное право стать ключевым понятием психологии сексуальности. Смысл аттракции состоит в притяжении (привлечении, привлекательности) между конкретными людьми: один человек способен вызывать сексуальный интерес, другой устремляется к нему, благодаря чему сексуальная аттракция является парным феноменом.

 Половое влечение, влюбленность, либидо, любовь, симпатия, привязанность, сексапильность и т.д. – это в разной степени проявления аттракции, которая видится базовым понятием в описании сексуальных отношений между партнерами. Человечество тысячелетиями объясняло существование аттракции божьим промыслом, космическими силами, магическими установками, духовной субстанцией или психологическими процессами. Как оказалось в результате научных исследований конца 20 века, эти аморфные силы обусловлены переплетением соматических, психологических, социокультурных причин и существуют в определенном подвижном балансе — как самостоятельное явление, присущее представителям разных полов в онтогенезе сексуальности. При этом ведущую роль в существовании сексуальной аттракции играют вполне материальные явления[1]:

1) химические процессы мозга (непосредственная работа лимбической доли, гипоталамуса, таламуса, гиппокампа, гипофиза), которые формируют эмоциональные состояния.

2) выработка таких веществ и соединений, как: нейромедиаторы (с помощью них осуществляется связь между клетками мозга); эндорфины (вырабатываемые в организме морфиноподобные вещества); гормоны (органическое соединения, несущие нагрузку по управлению организмом человека).

Об этом говорят исследования последних десятилетий (М.Любовиц, Э.Уолш, Х. Фишер, Г. Рогман, А. Теодориду, Л.Винсан, М. Флорес и многие др.), показавшие, что сексуальная аттракция, прежде всего, зависит от нейрохимических процессов, которые обуславливают возникновение, поддержание или угасание этого феномена посредством работы МЭНГ  в основные периоды сексуальной аттракции:

I. Возникновение влечения, появление страстной влюбленности, стремления друг к другу.

II. Собственно влюбленность, или стремление, увлечение, эйфория от прикосновения, взгляда, голоса возлюбленного человека.

III. Определенная привязанность, при которой партнеры тянутся друг к другу и не представляют раздельного существования.

IV. Поддержание сексуальных отношений в длительной связи с гаммой чувств и событий, характеризующих различные виды аттракции (единение, родство, сопричастность, дружба и др.) или изменение характера любовных отношений, преобразование их в привычку с утратой и угасанием любви.

К сожалению, усеченная версия этих научных открытий обволокла недостоверной паутиной обывателя так, что с конца ХХ века молодежь зачастую перестала верить в длительную любовь, супруги обосновывают «нейрохимическими выводами» скоропалительность распада семьи, волна демографического спада пробежала по целому ряду регионов. Гипотезы и выводы многих ученых с недостаточно убедительными исследованиями подтолкнули в 2003 году к появлению на свет известного романа «Любовь живет три года» французского писателя Фредерика Бегбедера, легли в основу мифа о трех годах любовной страсти, дали зеленый свет журналистам в описании «химии любви». Этот «миф о скоротечности любви» вызывает огромные сомнения в связи с неоднозначностью оценки продолжительности сексуальной аттракции по периодам ее существования.

Первый период – появление сексуального влечения. Известно, что с половым созреванием, у юношей и девушек наиболее эффективно приступает к работе один из участков мозга – гипоталамус, который в определенный у каждого момент достигает степени своей зрелости. Он дает сигнал в гипофиз, а выделяемые им гонадотрофины поступают в кровь. Попадая в гонады (мужская гонада — это яички, а женская – яичники), они стимулируют производство гормонов. Именно они наиболее важны в появлении полового влечения. Гипоталамус, гипофиз, гонадотрофины, гонады, гормоны — эти пять слов, которые начинаются на букву «Г», — являются основными деталями «двигателя 5«Г». Того двигателя психосексуальной активности, которому люди обязаны возникновением сексуального влечения, который запускает механизм МЭНГ. С момента появления влечения к сексуальному объекту возникает эйфория, восторг, головокружение, психическое возбуждение, вызванное феромонами, которые, в частности провоцируют у мужчин выброс андростенола, привлекающего женщин. А копулин в составе вагинальной секреции повышает женскую сексуальную привлекательность в глазах мужчины (особенно в ходе овуляции), поднимая уровень содержания тестостерона.

Это фаза поискового поведения сопровождаемая растормаживанием,  богатством воображения,  активностью предвосхищения будущего счастья. Активное функционирование катехоламинов привносит психическую и биологическую энергию, необходимую для всей этой активности. Именно на этой фазе начинает повышаться секреция трех основных нейромедиаторов, участвующих в нейрохимических процессах на данном этапе. Норэпинефрин, дофамин[2] и особенно фенилэтиламин (ФЭА) вызывают рост этих амфетаминоподобных процессов. Появление сексуального влечения, устремленности может быть мгновенным и длиться до первой близости, а может появляться неторопливо, спокойно, месяцами, чтобы в какой-то момент возникла та самая влюбленность[3], бурная страсть, романтическая любовь, которая отличает второй период.

Второй период – период страстной влюбленности. Это период «медового месяца», когда влюбленные вместе осуществляют все виды «безумств», когда их смелость не знает границ, а фантазии по отношению к любимому человеку позволяют не видеть его недостатков. Для поддержания первоначального эффекта влюбленности организму необходимо не просто поддерживать их синтез, а выделять все больше и больше фенилэтиламина (ФЭА). Если мозг перестает справляться с этим требованием, возбуждение, которое человек испытывает в самом начале любовной страсти, постепенно угасает. Именно этим Майкл Либовиц объяснял недолговечность мгновенной, страстной любви. Поэтому в период влюбленности, речь идет не только о сексуальной страсти, свойственной влюбленным, но и о эйфории от прикосновения, взгляда, голоса возлюбленного человека. Влюбленные «привязаны друг к другу», они больше не ищут нового объекта сексуальной страсти и удовлетворяются счастьем быть вместе. Блаженствуют в ожидании его, считают свою любовь-счастье потребностью, что очень напоминает зависимость от опиатных наркотиков[4]. Мало того, эта потребность в удовольствии увеличивается сама собой с каждым проведенным вместе днем. В это время стимулирующее воздействие на мозг оказывают не только ФЭА, а возможно и дофамин, норэпинефрин.

Из-за боязни потерять любимого человека вырабатывается «гормон стресса» – кортизол. В малых дозах он стимулирует, а в больших убивает. По крайней мере, в этом убедили ученых опыты на крысах, у которых под воздействием электротока учащался пульс, и переставали действовать защитные механизмы. Если добавить адреналин, который увеличивается у влюбленных, как при спуске с американских горок, то можно представить насколько эти люди отличаются от обычных.

Американский профессор антропологии Хелен Фишер утверждает, что страстная любовь связана как раз с выработкой дофамина[5]. Именно под его возбуждающим воздействием возникает приподнятое настроение и эйфория. Дофамин к тому же повышает сексуальную возбудимость и свойственную этому периоду потребность в относительно частом занятии сексом. Возможные беспокойство, бессонница, потеря аппетита, излишняя возбудимость, неспособность концентрировать внимание, резкая перемена настроения и другие признаки влюбленного состояния, также характеризуют этот период. Французский нейробиолог Люси Винсан, считает, что именно из-за влюбленности два взрослых человека способны настолько восхищаться друг другом, что принимают ответственное решение жить вместе или страдают в случае расставания.

Влюбленные посвящают размышлениям о предмете своей любви около 97% своего времени. Это своего рода невроз, навязчивое состояние с нарушением сна, потерей аппетита, концентрации на одной теме. По оценке Х. Фишер, такая безумная страстная любовь под влиянием дофамина может длиться от 18 до 30 месяцев. По наблюдениям других ученых называются другие, но похожие, цифры этого временного отрезка: от года до трех лет (Майкл Либовиц, 1983), от 2-х до 4-х лет (Монтемайор Флорес, 2008), — но все сходятся во мнении о скоротечности данного периода.

Третий период – период любовной привязанности. После первых страстных периодов, которые иногда сравниваются с романтическим периодом любви, возникает определенная привязанность и поддержание любовных отношений, при которых партнеры тянутся друг к другу и не представляют раздельного существования. Оказывается, такая привязанность возникает не сразу, а в ходе адаптации организма к химическим веществам амфетаминного ряда. С того момента, как человек влюбился, в головном мозге начинает вырабатываться другая разновидность нейромедиаторов — определенная группа химических веществ седативного действия — эндорфины[6], которые обладает успокаивающим воздействием. Цель — противостояние высокому уровню ФЭА. У человека, примерно через 15 месяцев, появляется возможность расслабиться и почувствовать себя комфортно и более уверенно. Налаживается сон, проявляется аппетит, пропадает излишняя возбудимость.

Концентрация эндорфинов растет во время полового акта в мозгу человека вблизи рецепторов, воспринимающих опиоиды. Эти химические соединения (белок, соединение аминокислот), которые вводят в состояние эйфории человека, обеспечивают е привязанность к определенному человеку. Не случайно последователи гормональных теорий, видят любовь несколько иначе и называют притяжением, аттракцией[7]. В это время с естественными прикосновениями и физической близостью активно выделяется гормон окситоцин[8], а с ним, как известно, связана выраженность оргазма и сексуального удовлетворения, он играет значительную роль в поддержании устойчивых отношений между супругами. Этот гормон вырабатывается в больших количествах в мозгу человека во время родов и при оргазме. Именно на третьем этапе сексуальной аттракции оргазм становится регулярным в партнерских отношениях, пара уже знает где, когда, сколько им заниматься любовью. Они как бы налаживают конвейер по производству окситоцина.

Казалось бы, теперь можно жить в паре устойчиво. Но часть людей продолжает страстно желать возвращения уровня ФЭА к тому прежнему высокому уровню, что был на первых этапах. Из-за этого одни мужчины и женщины все время неудержимо влюблены, постоянно меняют партнеров, окунаются в первый и второй периоды, не задерживаясь на третьем. Другая часть, выполнив репродуктивную функцию, видят, что страстная любовь становится избыточным атрибутом. У них на первый план выходит забота о ребенке, взаимная привязанность и взаимопомощь в семье. Для них «страстный сезон» любви без серьезных взаимных обязательств заканчивается и формируется любовная привязанность.

По мнению ученых, схема работы МЭНГ в период страстной или романтической любви не спроектирована на вечную работу, как по нейрохимическим причинам, о которых говорилось выше, так и по психологическим. Известно, что любовь заставляет мужчин и женщин сфокусировать взаимную энергию друг на друге для стимулирования размножения. Но когда пара решает завести ребенка, чувства романтической любви должны ослабнуть для того, чтобы, во-первых, экономить время и силы для ухаживания за младенцем, а во-вторых, чтобы пара испытала новое чувство привязанности. Это своего рода запрограммированная природой система, которая помогает им вместе вырастить ребенка.

Третий период может длиться дольше, при выполнении определенных моментов. Например, если один партнер женат, влюбленные живут в разных местах, и встречаются эпизодически, в случае неразделенной любви, при других условиях. Если возникает потребность в преодолении некоторых социокультурных условий, то эта барьерная ситуация продлевают романтическую любовь и делает ее более интенсивной, страстной и более долговечной. Типичный пример с моряками, которые регулярно уходят в морские походы, а возлюбленные на берегу остаются их ждать. Влюбленные могут поддерживать романтические отношения второго и третьего периода достаточно долго, разнообразя свою жизнь, общение, сам роман, и поддерживая выработку необходимых гормонов. Тем самым они создают условия для следующего периода[9].

Четвертый период — успокоения и поддержания сексуальных отношений. Как видно по результатам исследований, правда, из небольших выборок, не в разных возрастных и социальных группах, амфетаминоподобные «взлеты», сопутствующие очередной влюбленности, обычно длятся недолго. При прочих положительных условиях и очередной влюбленности осуществляется заметное увеличение функционирования катехоламинов, которые при повторении запущенного процесса активизируют систему удовольствия. Работа МЭНГ повторяет поиск, выделяя эндорфины, которые вызывают ощущение безопасности, умиротворенности, душевного покоя. Но постоянные их выбросы обречены на активацию механизмов толерантности, полного успокоения. Организм терпит такое состояние до определенного порога, когда постсинаптическая мембрана, несущая опиатные рецепторы, начинает все меньше и меньше реагировать на одинаковые дозы. Удовольствие от полового общения уменьшается, следуют разочарование или скука, пропадает сексуальное влечение[10], начинаются проблемы с эрекцией у мужчины, оргазмией женщины. В конце концов, в организме человека вырабатывается толерантность к ФЭА и другим нейромедиаторам точно так же, как формируется и толерантность к амфетаминам. Люди говорят о возникшей привычке к своему сексуальному общению, задумываются о разводе, нередко пары расстаются.

Получается, что аттракция четвертого периода не может длиться вечно по причинам биохимического характера. В какой-то мере это утверждение правильное. Если бы только не участвовали психологические, психосоматические, социокультурные и иные факторы в этом процессе одновременно, как мы заметили ранее. Всем известно, что многие люди не перестают любить друг друга даже тогда, когда бурная страсть стихает. Почему? Да потому, что человек не машина с заведенным двигателем МЭНГ, поставленным на один постоянный режим работы. Людям естественно изменять поступки, чувства, мысли, желания. Любой человек может в этот критический период задуматься сам: а если дозы будут разными? Если перевести механизм МЭНГ на иной режим работы? Что, если исключить рутину и однообразие в поведении? Создавать праздники, искать приключения, флиртовать, совершать неординарные поступки, вызывать ревность, радоваться и т.д.? Тогда вполне вероятен периодический перезапуск этого нейрохимического процесса, активное стимулирование сексуального влечения, изменение режима двигателя сексуальной аттракции.

Возможно и иная ситуация. Супругам трудно напрягаться, стимулируя свои отношения, нет возможности пойти к специалисту за помощью, нет желания регулярно изменять ход нейрохимических процессов в организме по ряду экономических, религиозных, ситуационных или иных причин. В этом случае они могут договориться или по обоюдному молчаливому согласию прийти к решению о снижении сексуальной активности, исключению половой близости в совместной жизни и сублимировать её в семейно-родительские отношения, творчество, работу, дружеское общение. Так, нейробиологи Мичиганского университета и ряд других ученых обнаружили, что решению этих целей помогает высокий уровень прогестерона, который отвечает за дружбу, а сами дружеские эмоции повышают уровень прогестерона и снижают склонность к тревогам и стрессу. Прогестерон является невероятно важным нейроэндокринным фактором для социального взаимодействия людей. Уровень прогестерона колеблется в зависимости от менструального цикла, но все же остается в низких дозах даже после менопаузы. К тому же, незначительное количество этого гормона присутствует в мужском организме. При снижении своего уровня активности МЭНГ — механизм поддержания сексуальной аттракции — постепенно перестает функционировать в полную силу. Гормональный дисбаланс становится нормой поведения, синтез необходимых веществ в организме замедляется, появляются разного рода сексуальные расстройства, которые тревожат людей с средней и сильной половой конституцией, но совершенно не мешают жить тем, у кого она слабая. Хорошо, если в паре уровень половой конституции одинаков. А если страдает мужчина или женщина? Если одному хорошо, а другому плохо? М. Либовиц проводит параллель с действием амфетаминов: тревога, отчаяние и боль, которыми сопровождается утрата или даже мысль об утрате любви, схожи с тем, что переживает человек с синдромом амфетаминовой абстиненции, когда вслед за отменой психостимуляторов следует подчас довольно долгий период душевной боли.

Объяснение четвертого периода аттракции нередко ищут в репродуктивной функции сексуальности. Во все века потребность выживания и продолжения рода заставляла людей объединяться в пары, так как в одиночестве трудно сберечь ребенка, добыть ему пищу и одновременно защищать себя и его от хищников. Сегодня есть мнение, что с эволюционной точки зрения просто незачем в наши дни быть вместе, если задача продолжения рода выполнена: для выживания теперь достаточно одного родителя. К тому же в конце периода безумной любви партнер больше не видится неотразимым, у него всплывает масса недостатков, возникает ощущение, что он притворялся или вводил в заблуждение другого.

 Но и второй партнер думает примерно также! Опасность реального разрыва отношений резко возрастает, и те, кто готов на скорый разрыв отношений, утрачивают шанс дожить до зрелых отношений в погоне за новой влюбленностью. Если же человек найдет в себе силы к сотрудничеству, работе над собой, будет стремиться узнать и понять другого как обыкновенного, реального человека, начинает любить «свою половинку» именно в этом качестве и заботиться о нем, то любовь трансформируется в новое чувство привязанности. По мнению юнгианского аналитика Роберта Джонсона с этого момента и начинается подлинная любовь[11]. Включение окситоциновой фазы, когда острая психологическая зависимость от партнера сменяется глубинным чувством единения и привязанности, в корне меняет ситуацию. Партнеры счастливы, хоть и отдают себе отчет в том, что больше эмоционально не зависят друг от друга так сильно, как в начальные периоды сексуальной аттракции, и у них нет былой потребности ежеминутно быть вместе.

Для уточнения сроков действия сексуальной аттракции исследователи подсчитали, сколько необходимо времени мужчине и женщине, чтобы «забыть друг друга» в случае расставания. В одном из опубликованных в Великобритании совместном отчете психологов и нейрофизиологов сообщается, что им удалось определить продолжительность «химической» составляющей сексуальной аттракции в зависимости от окружающих обстоятельств, места проживания, диеты, а также времени, в течение которого люди находятся вместе. Это исследование позволило прогнозировать вероятность и сроки возможного разрыва отношений. По мнению психологов, проводивших его, в меньшей степени на отношения людей влияют общность литературных и музыкальных вкусов, однако, общие предпочтения в еде и досуге могут оказать решающую роль для возникновения любви. Эксперты утверждают, что брак в 83% случаев будет удачным в случае, если мужчину и женщину объединяют общие взгляды на политику, гастрономические пристрастия и равная потребность в уединении. Также нельзя недооценивать сексуальную совместимость пары. У людей могут быть сколь угодно общие вкусы на все на свете, но если в постели им вместе скучно и они предпочитают занятия любовью телевизору или Интернету, то шансов на благополучное будущее практически никаких. По мнению нейрофизиологов, минимальное время, которое должно пройти с момента расставания до относительного успокоения, равно половине срока, что люди были вместе. Так, если отношения длились 8 лет, то бывшим партнерам потребуется минимум четыре года, чтобы привести свое эмоциональное и физиологическое состояние в норму и быть готовым к новым отношениям. Уместно напомнить, что и при расчете сроков периода реабилитации при истинной наркомании речь идет о периоде, равном общему стажу наркотизации.

Такого рода исследования сексуальной аттракции будут более достоверными, если учтут особенности сексуальной культуры и возраст тех, кто попадает в выборку. Родственники, существующие традиции в социальной группе, религиозные, национальные и светские нормы тоже вносят свои коррективы, пролонгируя четвертый период сексуальной аттракции. «В нашей семье так не принято», «Вы не должны», «Вы не имеете права!», «Как вам не стыдно» и многие другие житейские аргументы становятся главным условием продолжения аттракции. Супруги, прислушиваясь к ним, меняют сексуальный сценарий, ищут новые формы полового общения, стимулируют сексуальную активность[12].

Рассуждения о длительности сексуальной аттракции в различные свои периоды вызывает наибольшие сомнения в силе и качестве нейрохимических процессов ввиду малого количества экспериментов, недостаточной исследовательской работы, слабой связи имеющихся открытий с психическими и социокультурными аспектами сексуальной активности. По мнению С.Агаркова «своевременность включения этих механизмов, постоянная синхронизация их деятельности и своевременность выключения отработавших и неактуальных контуров подразумевают сложную многоуровневую архитектонику всего процесса с большим числом обратных связей и предельно жестким мотивационным давлением на особь. В результате одни и те же нейрохимические субстанции вызывают разные перцепторные и поведенческие реакции»[13].

Итак, каждому периоду сексуальной аттракции сопутствует различные по силе и продолжительности нейрохимические процессы с синтезом и секрецией катехоламинов, нейромедиаторов (эндорфин, норэпинефрин, дофамин, фенилэтиламин (ФЭА), норадреналин), гормонов (окситоцин, вазопрессин, дофамин, серотонин, тестостерон, прогестерона, норадреналин, адреналин и др.). От наличия этого «нейрохимического ансамбля психохимических агентов»[14], мощи и продолжительности работы МЭНГ зависит существование или отсутствие сексуальной аттракции.

В процессе эволюции сложность стержневых и сервильных нейрохимических механизмов сексуальной аттракции приобрела специфический вид — МЭНГ, где основными химическими веществами в различных периодах нейрохимического обеспечения сексуальной активности являются: нейромедиаторы на этапе появления влечения, фенилэтиламин и допамин при влюбленности, окситоцин и эндорфины при поддержании устойчивых любовных отношений, андрогены и эстрогены для ощущения привязанности. Продолжительность сексуальной аттракции – понятие относительно новое и дискуссионное в силу неоднозначности целей и задач притяжения, где период влечения сменяет бурная страсть, где условна грань между привязанностью и поддержанием отношений в паре. Между тем, научные открытия в области сексуальной аттракции еще ждут своих приверженцев и последователей, чьи выводы будут не раз подвергаться сомнениям и дискуссиям. Потому что в этом явлении, возможно, заложено объяснение самого значимого, стержневого понятия бытия – возникновение человеческой сексуальности.


[1] Механизм содержания сексуальной аттракции сокращенно звучит  «МЭНГ»: Мозг, Эндорфины, Нейромедиаторы, Гормоны, — аббревиатура от первых букв четырех слов.

[2] Дофами́н (допами́н, DA) — нейромедиатор, вырабатываемый в мозге людей и животных. Также гормон, вырабатываемый мозговым веществом надпочечников и другими тканями (например, почками), но в подкорку мозга из крови этот гормон почти не проникает. По химической структуре дофамин относят к катехоламинам. Дофамин является биохимическим предшественником норадреналина (и адреналина). Дофамин вызывает чувство удовольствия (или удовлетворения) и естественным образом вырабатывается в больших количествах во время сексуальной активности, приёма вкусной пищи, приятных телесных ощущений, а также наркотиков.  С годами происходит постепенное снижением уровня дофамина в подкорковых образованиях и передних отделах головного мозга. См.: https://ru.wikipedia.org/wiki/Дофамин.

[3] Социологи из Великобритании во время трехдневного фестиваля оперы Siemens Festival Nights провели массовый опрос, в котором приняли участие 2 тысячи респондентов. По его итогам выяснилось, что человек в среднем по-настоящему влюбляется два раза в жизни, при этом хотя бы раз на его чувства не отвечали взаимностью. См.: http://oane.ws/2013/09/10/obychnyy_chelovek__vlyublyaetsya_dva_raza_v_zhizni.html

[4] Люди во время секса производят опиаты в огромных количества  и за мгновение до оргазма их становится уже за 200% больше, чем до начала полового акта. См.: Вишневский, Януш  Леон. Интим. Разговоры не только о любви /Вишневский Януш  Леон, Збигнев Издебский; пер. с польского – М: АСТ, 2015. 352 с.

[5] Фишер Х.«Формула любви. Ключ к успешным отношениям». М.: ЭКСМО, 2013.

[6] Эндорфины (эндогенные (греч. ενδο (внутри) + греч. γένη (колено, род)) + морфины (от имени древнегреческого бога Морфея (греч. Μορφεύς или Μορφέας — «тот, кто формирует сны»)) — группа полипептидных химических соединений, по способу действия сходных с опиатами (морфиноподобными соединениями), которые естественным путем вырабатываются в нейронах головного мозга и обладают способностью уменьшать боль, аналогично опиатам, и влиять на эмоциональное состояние. Эндорфины образуются из вырабатываемого гипофизом вещества — беталипотрофина (beta-lipotrophin); считается, что они контролируют деятельность эндокринных желез в организме человека. Высокие количества эндорфинов могут привести человека в состояние эйфории, из-за чего их ошибочно называют «гормонами счастья» или «гормонами радости», хотя на самом деле эйфория вызывается гораздо более сложными процессами и взаимодействием нескольких нейромедиаторов, из которых эндорфины не самые важные. См.: https://ru.wikipedia.org/wiki/Эндорфины. Американский нейробиолог Кендейс Перт в 1972 году открыла опиоидные рецепторы в мозгу, а немецкий химик Ханс Костерлиц и американец Джон Хьюз в 1975 году смогли измерить, взвесить, определить структуру первого из эндорфинов.

[7] Случайный секс может закончиться сильнейшей зависимостью, ибо эндорфинам совсем не важно, что за объект перед ним. А человеку важно. Когда организму недостает эндорфиновов, то помимо секса помогает прослушивание нравящейся музыки (музыкотерапия), занятия спортом (неизнуряющие), новые позитивные впечатления, поедание шоколада, и т. п. приводит к естественному повышению уровня эндорфинов в крови, что повышает настроение, самочувствие, улучшает психофизиологический статус. Однако, это происходит только в тех случаях, когда эндорфинергические структуры функционируют нормально. Для коррекции нарушений, помощи при заболеваниях этого не достаточно. Необходимо или введение самих эндорфинов и их синтетических аналогов, или стимуляция их выработки различными способами.

[8] Окситоцин — гормон гипоталамуса, который затем транспортируется в заднюю долю гипофиза, где накапливается (депонируется) и выделяется в кровь. Окситоцин увеличивает доверие и снижает уровень страха. Способствует проявлению щедрости за счет усиления доверия. В опытной группе испытуемые, которым назально введён окситоцин, проявляют «высокий уровень доверия» вдвое чаще, чем контрольная группа, которая не получала окситоцина. Назальное введение окситоцина демонстрировало уменьшение страха, возможно, из-за подавления миндалевидного тела (которое считается ответственной за страх общения). Есть исследования, подтверждающие, что окситоцин снижает депрессивную зависимость мужчин, но не женщин. http://novayagazeta-ug.ru/news/u9656/2015/12/05/130223. Некоторые исследователи утверждают, что окситоцин оказывает общее воздействие на усиление и других социальных эмоций: после интраназального введения окситоцина увеличивается чувство зависти и злорадства. См.:  https://ru.wikipedia.org/wiki/Окситоцин

 

[9] Как утверждают исследователи, многие респонденты считают, что именно сейчас живут с любовью всей своей жизни. Между тем каждый двадцатый признался, что его сердце было разбито более пяти раз, а каждый седьмой имеет отношения без любви. 73%  уверены, что сошлись с нынешним партнером, упустив «настоящую любовь». 46% респондентов, состоящих на данный момент в отношениях, продолжают искать свою судьбу. Они готовы оставить партнера либо разорвать брак, если встретят свою настоящую вторую половинку. А 17% опрошенных сообщили, что любовь всей своей жизни уже встретили, но до сих пор продолжают отношения с другим партнером.

См.: http://oane.ws/2013/09/10/obychnyy_chelovek__vlyublyaetsya_dva_raza_v_zhizni.html

[10] См.: Кащенко Е.  Стимулирование сексуального влечения. – М.: «ЛИБРОКОМ», 2011. – 224 с.

[11] Несмотря на все наркотические эффекты, магия сексуальной аттракции все еще остается неразгаданной, ибо психика человека достаточно сложна и противоречива. В ней загадок сегодня больше, чем ответов на них. Например, каждый взрослый владеет огромным запасом эмоциональной памяти, наложенным на врожденную «память» (память вида), в соответствии с его собственным опытом. И каждое новое восприятие фиксируется в свою очередь в памяти, обогащая ее. Чем больше личность владеет счастливой памятью, тем больше она имеет шансов перед лицом новой стимуляции переживать ее под видом счастливой эмоции, и наоборот. Ключ, который запускает, в соответствии с ситуацией, удовольствие, страдание или тревогу, находится в его голове, в зоне памяти лимбической доли, которая будет запускать эмоциональную активацию на уровне 5-ой височной извилины между корой и древним образованием — гиппокампом. От способности человека влиять на данный процесс, которую он получает в ходе научения, в процессе воспитания, в результате собственного опыта, будет зависеть его психологическая готовность к изменению сексуальной активности, формированию гармоничных отношений с партнером, и, в конечном счете, стимулированию сексуальной аттракции.

 

[12] Подтверждением этой мысли могут служить исследования пожилых пар А.Ароном. У многих из них сексуальная аттракция сохраняется спустя двадцать лет и более после начала отношений, считают исследователи из университета в Нью-Йорке, которые с применением МРТ сравнили химические процессы в мозге у молодых пар и пар, проведших более 20 лет вместе. Ученые обнаружили, что у ряда представителей пожилых пар при виде фотографий партнера в мозге происходят точно такие же химические реакции, что и у людей, находящихся на ранних стадиях влюбленности. Выяснилось, что примерно каждая десятая пара сохраняет прежнюю любовь через 20 лет и более после начала отношений. Это открытие позволяет опровергнуть взгляды на скоротечность «химии любви», где нейрохимические процессы, соотносимые с любовным чувством, начинают спадать через несколько месяцев после начала отношений и полностью исчезают в течение, примерно, десяти лет. Исследования А. Арона подтверждаются данными некоторых психологов и социологов, установивших, что примерно треть образовавшихся пар способны к сохранению и развитию романтических отношений на третьем и четвертом периоде. При этом партнеры сохраняют привлекательность друг для друга и естественность отношений в зависимости от их готовности к длительным отношениям, умению поддерживать динамичность сексуальной аттракции. Семейная, молодежная, образовательная программы, которые проводит государство, в состоянии повлиять на данный процесс, если продление сексуальной аттракции является одной из политических задач правительства и правящих партий.

[13] См.: Агарков С.ТСексуальность. От инстинктов к чувствам: психогенез сексуальности». М.:  ООО «ИПЦ «Маска», 2013 — 756 с.

[14] См.: там же С. — 756 с.