№3 Природа пола

НАРБЕКОВAC, Андрюс -
Доктор теологических наук, врач хирург, священник Римской Католической Церкви,
доцент Университета им. Витаутаса Maгни, Университета права Литвы
и Медицинского университета Литвы.
ТРАНССЕКСУАЛИЗМ – АСПЕКТЫ ЭТИКИ И МЕДИЦИНЫ
Приводятся фундаментальные принципы медицинской этики, нарушения которых, по мнению автора, неизбежны при операциях по смене пола. Предложен анализ явления транссексуальности, обращается внимание на неправильное дуалистическое понимание личности и вытекающее из него ошибочное восприятие гендерности. Предлагается определение половой дисфории и описывается ее ущербная интерпретация. С опорой на опыт многих стран описываются результаты операций по смене пола, их медицинские, правовые и этические последствия.
Введение
Явление транссексуальности в целом недостаточно известно широкой общественности. Однако сегодня, в связи с возможным принятием закона о смене пола, оно вызывает множество вопросов. На первый взгляд – это всего лишь проблема прав человека и медицинской техники. Однако ситуацию явно хотят упростить те, кто прямо заинтересован в проведении хирургических операций по смене пола. Коммерциализация медицины зачастую становится причиной того, что используется беспомощность пациентов, которые не в состоянии здраво оценить предлагаемую им медицинскую помощь. Врач – это эксперт в конкретной области и является для пациента высоким авторитетом. Однако врач должен исполнять не все то, чего хочет пациент, а только то, что для него, пациента, будет полезным. В связи с этим особенно много вопросов и споров вызывают операции по смене пола у транссексуалов.
Проблема, которую стремится решить транссексуальная хирургия, называется синдромом половой дисфории. В то же время популярное определение половой дисфории как “мужской дух в женском теле” (или наоборот) является не только чрезмерным упрощением, но смахивает даже на философскую ошибку. Декартовский дуализм тела и духа сегодня уже устарел. Должно быть отвергнуто представление о том, что дух – это по существу нечто отдельное, случайно прикрепле нное к человеческому телу. Согласно христианскому мировоззрению, единство тела и души составляет личность человека. Невозможно изменить пол той или иной личности, удалив наружние органы одного пола, или конструируя приемлемые копии тех или иных органов для другого, при этом дополняя хирургию гормональной терапией. С позиций морали неприемлемо производить эту искусственную замену с целью помочь человеку приспособиться к своему психологическому заблуждению. Операции по изменению пола – это экспериментальная форма лечения, во время которой человека с психологическими проблемами лечат с помощью приносящей непоправимые увечья хирургии.
Как альтернатива смены пола, зачастую связанной с увечьями, предлагается психотерапевтическая помощь. Половая неопределенность является, главным образом, психологическим вопросом и должна лечиться с помощью психотерапии. Последняя по своим результатам не уступает первой. Эта простая истина, подтвержденная практикой во многих странах, стала твердым аргументом в пользу отказа от операций по смене пола. Основная проблема транссексуалов не в сексуальном удовлетворении, а в тяжести психологических переживаний и беспокойств, которые обычно можно значительно облегчить с помощью психотерапии. Основной задачей терапевта, так же как и священника, должно быть восстановление чувства собственного достоинства пациента. Ему или ей нужно помочь понять, что современная культура заблуждается, преувеличивая роль сексуальности как основной детерминанты ценности человека. Им нужно помочь найти другие интересы – духовные, интеллектуальные и общественные, которые сделают возможным преодоление их сексуальной озабоченности. Это откроет им свои фундаментальные личностные ценности.
Дорожащие своей репутацией клиники мира не делают таких операций. Этим занимаются только некоторые частные специалисты в области пластической хирургии. Даже те государства, где подобные операции не запрещены законом, не признают сам факт смены пола с правовой точки зрения. Об этом свидетельствует и то, что лицам, поменявшим пол, не обменивают свидетельства о рождении, а международные суды по правам человека не признают факта нарушения прав транссексуалов в таком случае.
I.                   Феномен транссексуальности и гендерность человека
У явления транссексуализма глубокие исторические, культурные и антропологические корни. Однако только в 1980 г. Ассоциация Психологов Америки формально признала транссексуализм серьезным эмоциональным нарушением. Термин “транссексуальный” в литературе впервые появился в 1949 г., но только в 1966 Дж. Бенджамин предложил описание этого явления в своей книге “Феномен Транссексуальности”. Поэтому можно утверждать, что транссексуализм – это сравнительно новый феномен в клинической практике [27].
Транссексуализм (от лат. trans – приставка, обозначающая бытие за границами чего-либо; sexualis – половой) или транссексизм является нетипичным половым расстройством. Транссексуал – это человек, который нередко уже с раннего детства ощущает свою принадлежность к противоположному полу и стремится вести себя соответственно своему половому самоосознанию. При сильно выраженных формах транссексуализма такому мужчине или женщине свое тело кажется чужим. Невозможность реализовать себя в роли желаемого пола заставляет их сильно страдать; они ищут возможности сделать операцию и всеми силами добиваются того, чтобы общество воспринимало их как представителей другого пола [1]. Транссексуалы с мужскими половыми органами чувствуют себя женщиной, а с женскими половыми органами воспринимают себя как мужчину. Анатомическая половая принадлежность этих лиц не вызывает сомнений, они способны зачать и рожать детей, у них нет никаких гормональных нарушений или расстройств внутренних органов.
Ассоциация Психиатров Америки приводит пять критериев, определяющих транссексуализм:
1.      Дискомфорт и чувство несоответствия своему анатомическому полу.
2.      Желание избавиться от своих половых органов и вести образ жизни, свойственный представителям противоположного пола.
3.      Неудовлетворенность своим полом продолжается не менее двух лет и не связана со стрессом.
4.      Нет физических или генетических аномалий пола.
5.      Желание сменить пол не является следствием какого-либо психического заболевания, например, шизофрении [6].
Эти критерии отражают так называемый синдром дисфории пола, который проявляется в неудовлетворе нности существующим анатомическим полом и желанием его сменить. Этот синдром отличает транссексуалов от трансвеститов, так как ношение одежды противоположного пола не приносит транссексуалам эротического удовлетворения. Синдром дисфории пола также отличает транссексуалов от гомосексуалистов, так как транссексуалы не испытывают полового влечения к лицам того пола, к которому они чувствуют свою принадлежность. К тому же трансвеститы и гомосексуалисты не чувствуют дискомфорта из-за своего настоящего анатомического пола [31].
Каков основной аргумент хирургов, производящих операции по смене пола? C помощью хирургического вмешательства они лечат синдром половой дисфории в том случае, когда не помогают другие способы лечения, когда жертвы этого синдрома даже угрожают самоубийством, если им не будет сделана операция [7].
Операции по коррекции пола уже давно делаются тем лицам, которые рождаются с половыми органами, характерными для обоих полов, и называются гермафродитами. Однако существенным отличием транссексуала от гермафродита является то, что первый обладает половыми органами, характерными только для одного пола, в то время как настоящий гермафродит (hermafroditus verusобладает тканями и яичника, и семенника. Такой индивидуум может обладать только одним яичником и одним семенником, или же – железами из смешанной ткани. Это обусловливает производство различных гормонов, и таким образом может предопределить мужские или женские свойства. Во время полового созревания появляются отличительные женские признаки, начинаются месячные. Внешние половые органы могут выглядеть по разному: недостаточно развившийся пенис с отдельно находящимся влагалищем; пенис с мошонкой и опустившимся в нее яичником. Ненастоящий гермафродитизм (pseudohermaphroditismus) бывает двух типов: мужской и женский. Для мужского типа характерны наличие семенников и внешние признаки обоих полов, а для женского типа – яичники и внешние признаки обоих полов [1]. Таких пациентов лечат, применяя гормональную терапию, а также хирургическую коррекцию пола в соответствии с генетическим полом пациента. Следует придерживаться правила, что по результатам хирургической интервенции должна быть достигнута гармония внешних половых органов и внутренних половых факторов (половых желез и пола, определяемого хромосомами пациента) [32]. Такое лечение не вызывает каких-либо особых вопросов с точки зрения медицины или этики.
В случае транссексуализма ситуация в корне иная. Во-первых, нет никаких научных доказательств, что синдром половой дисфории обоснован биологически, и что его причины можно отыскать на уровне генотипа. Убежденность транссексуала в том, что “душа не гармонирует с телом” вызвана психологическими причинами и основывается на ошибочном дуалистическом понимании личности. С этой точки зрения тело человека является для личности благом, неким инструментом, тогда как личность приравнивается к самосознанию, к способности общаться. С христианской же точки зрения, личность человека – это неразрывное единство тела и духовного начала. Каждый человек при рождении получает свою половую тождественность и должен воспринять ее как дар. Современная наука уже доказала, что пол человека является определенным с самого начала, еще в стадии зиготы [2]. Эта образованная в результате слияния яйцеклетки и сперматозоида клетка уже является телом человека. Таким образом, тело человека появляется раньше, чем его духовное начало. И только после этого появляется уникальный человек. Утверждать, что “человек живет не в том теле” неправильно ни с точки зрения генетики, ни с позиции философии или теологии.
Сексуальность человека мы понимаем как неотъемлемый компонент личности. Все то, что мы как телесные личности ощущаем, связано с нашими телами. Отмежеваться от наших тел означало бы отделиться от самих себя. Наша сексуальность важна для нас и воздействует на наши мысли, чувства и действия [12]. Сексуальность – это свойство, от которого человек не может избавиться по своей воле. Личность женщины проявляется особым, уникальным образом, так же как и личность мужчины [4].
Является ли приемлемым, с точки зрения морали и этики, применение операций по смене пола в отношении транссексуалов? Ответ на этот вопрос требует более глубокого философского понимания природы человека. Во-первых, следует ответить на вопрос, возможно ли в принципе сменить пол? И только после этого задуматься, приемлемо ли это с точки зрения этики и морали.
Для ответа на первый вопрос необходимо разобраться, что представляет собой пол человека в широком смысле (гендерность – от англ. – пол), и являются ли настоящей сменой пола анатомические изменения в совокупности с терапией гормонами противоположного пола? Гендерность человека определяется по многим признакам: по внешним и внутренним половым органам, физиологическим функциям этих органов и, наконец, по хромосомам. Именно хромосомы определяют анатомический или биологический пол человека. В то же время определение гендерности включает в себя и психологические аспекты, связанные с ролью пола, которую индивидуум выбирает как наиболее соответствующую его психофизиологическим особенностям, а также идеалам мужественности и женственности, сформированным окружающими.
Биологический пол человека определяется присутствием или отсутствием Y-хромосомы в зиготе, образование которой является началом существования уникального человека. Изначально все эмбрионы обладают недифференцированными половыми железами, а также присущими обоим полам половыми протоками (Вольфия и Мюллера). Отсутствие Y-хромосомы обусловливает развитие эмбриона женского пола. А при наличии хромосомы Y около седьмой недели развития эмбриона начинают формироваться мужские половые железы, производящие гормоны. В результате воздействия мужских гормонов исчезают канальцы Мюллера и начинают формироваться мужские половые органы. В случае развития эмбриона женского пола из канальцев Мюллера формируются женские половые органы. Мужские и женские гормоны влияют на развитие головного мозга, в частности, мозг женщины подготавливается к регуляции цикла менструаций [7]. Во время этого сложного процесса могут возникнуть осложнения, которые могут вызвать различные изъяны рассева, что ведет к уродствам. Однако в случае транссексуализма этот этап развития обходится без расстройств, так как генетический пол соответствует анатомическому полу.
Это означает, что причины транссексуализма кроются не в теле человека, не в его анатомической половой принадлежности. Феномен транссексуализма заключается в том, что человек, чей анатомический пол не вызывает сомнений, сам не всегда отождествляет с ним свою половую принадлежность. Многие ученые придерживаются мнения, что понимание и принятие человеком своей половой принадлежности связаны с психологическими аспектами личности и в огромной степени зависят от воспитания и окружения [15]. В первые годы своей жизни, под воздействием неправильного воспитания или окружения, ребенок может начать ошибочно осознавать свою половую принадлежность и таким образом формируется его неправильное половое самоосознание. Первые семь лет жизни – это начальный этап психосексуального развития ребенка, когда он осознает свой пол, как и пол окружающих, а также убеждается в его неизменности. Особенно критическим является период с двух до четырех лет. Именно в этом возрасте возможны нарушения в развитии ocoзнaния cвoeгo полa [1].
Для формирования полового самосознания важны следующие величины: половая идентификация в широком понимании, сексуальная ориентация и сексуальное намерение (то, что индивид хочет делать со своим сексуальным партне ром). Половая идентификация в широком смысле (быть мальчиком или девочкой) акцентируется в процессе воспитания ребенка, т.е. ребенок “учится” своему полу. Для того, чтобы быть мужчиной или женщиной, недостаточно только родиться мальчиком или девочкой. У ребенка, рано осознавшего свой пол, появляется соответствующее поведение. Однако телевидение, друзья, образование могут влиять на половое самосознание. Таким образом, хотя человек рождается с определенным полом (мужским или женским), его половое самоосознание (быть мужчиной или быть женщиной) является приобретаемым [12].
Половое самоосознание другого человека можно оценить по его или ее  поведению. Грубое поведение четырехлетнего мальчика убеждает его родителей в том, что их сын обладает мужским самосознанием. Подобным образом желание девочки играть с куклами убеждает ее  родителей в том, что их дочка осознает себя женщиной. В самом деле, игры, манера одеваться, поведение и увлечения могут быть внешним выражением внутреннего полового самоосознания [26]. Нередко подростки пробуют себя в разных половых ролях, пока не уживутся в одной из них. Расстройства тождественности пола у взрослых людей являются вопросом, который не был разрешен в подростковом возрасте, когда каждый должен был себе ответить: являюсь ли я мальчиком или девочкой, и все  ли со мной в порядке [12].
Половая ориентация является другим важным фактором для формирования полового самоосознанияПоловая ориентация также обладает объективными и субъективными аспектами. Субъективный аспект проявляется в том, что взрослый человек тянется к людям того пола, который ему нравится и сексуально возбуждает. Это может быть влечение к лицам противоположного пола (гетеросексуальность), к лицам того же пола (гомосексуальность) или к лицам обоих полов (бисексуальность). Сексуальная ориентация также отражается в поведении. Принадлежность человека к гетеросексуалам, гомосексуалам или бисексуалам определяется по биологическому полу его партнеров. До сих пор нет научных доказательств, что половая ориентация определена на генетическом уровне. Теорий, объясняющих половую ориентацию, много, однако большинство утверждает, что решающую роль играют психологические и социальные факторы.
Третьей необходимой предпосылкой для формирования полового самоосознания является сексуальное намерение. Обычно оно связано с желанием человека выражать любовь, доставлять и получать удовольствие. Это могут быть забота, поцелуи, половой акт по взаимному согласию и т.д. Необычное сексуальное намерение связано с агрессией в отношении себя или жертвы. Это случаи садизма, мазохизма, вуаеризма и других половых извращений. Однако также нет данных, подтверждающих, что эти явления являются биологичecки детерминированными (обусловленными) [12].
II. Последствия лечения половой дисфории
Несмотря на то, что причины транссексуализма кроются не в теле человека, не в его анатомии, синдром половой дисфории “лечат” с помощью хирургических операций. Очевидно, что это вызывает ряд медицинских и моральных проблем. Во-первых, смена пола является лишь техническим термином, который не соответствует действительности. Хирургическим путем возможно всего лишь изменить внешние и внутренние половые органы, что не означает смены анатомического пола, детерминированного на генетическом уровне. После так называемой “смены пола” генетически пациент останется лицом того же пола. Соответственно, ответ на ранее поставленный вопрос о возможности смены пола будет отрицательным, так как сменить пол в принципе невозможно.
Процедура изменения пола (этот термин здесь более уместен, так как пол человека сменить совсем невозможно) влечет за собой увечья. Фактически мужчин кастрируют и формируют псевдовагины, а женщинам удаляют груди и матку, формируют псевдопенис. Еще до операции врачи назначают большие дозы гормонов, которые вызывают многочисленные побочные эффекты [21]. Все это ведет к уничтожению плодотворной функции, к удалению здоровых органов.
Одним из основых принципов медицинской этики является принцип совокупности и целостности личности.Нарушать этот принцип нельзя, за исключением тех случаев, когда это необходимо для спасения жизни человека. Этот принцип защищает целостность личности. Его суть в том, что тело человека – это нераздельное самостоятельно функционирующее единое целое. Нарушить его можно только ради защиты здоровья или жизни человека [19]. Принцип целостности и совокупности не может оправдать удаление здоровых органов в ходе хирургического изменения пола так же, как он оправдывает удаление органов, пораженных раковой опухолью или гангреной [28].
Этот принцип не нарушался бы только в том случае, если подлежащие удалению органы трактовались бы как “патологические”. Однако очевидно, что в случае смены пола патологии удаляемых органов нет. Транссекуальный пациент и его лечащий врач свои действия зачастую оправдывают терапевтическими целями, однако многие эксперты полагают, что жертвовать целостностью тела ради психологической стабильности неоправданно.По их мнению, желание сменить пол вызвано в первую очередь психологическими причинами, поэтому и помощь таким пациентам должна быть оказана психотерапевтическая [29].
Уничтожение плодотворной функции является не только медицинской проблемой, но и моральной, и правовой. Вызванное кастрацией бесплодие является непосредственным, и не может быть оправдано так называемым принципом двойного последствия [3, 9]. Когда целью действия, в данном случае хирургической интервенции, является удаление половых желез, то это действие есть непосредственное и потому неоправданное. Удаление половых желез было бы оправданным в случае их патологии, так как тогда это не было бы прямой причинойбесплодия [20].
Даже в том случае, когда уничтожение плодотворной функции не вызывает морально-этических проблем у транссексуалов и их лечащих врачей, то врожденное желание быть способным к деторождению и призвание к отцовству или материнству остается. Транссексуальному мужчине до изменения пола предлагается заморозить его сперму для того, чтобы в будущем, когда он станет женщиной, и создаст гомосексуальный союз с другой женщиной, он мог бы стать генетическим родителем своего ребенка [25]. Результаты исследований показывают, что 75% женщин-транссексуалов сожительствуют с женщинами, и только 25% – с мужчинами. Только незначительная часть опрошенных транссексуалов опасаются, что транссексуальность передается по наследству, или же чувствуют несоответствие между ощущением себя как женщины и возможностью стать донором спермы. Значительная часть транссексуалов, в результате смены анатомического пола ставших женщинами, сожалеют о невозможности родить ребенка [13]. Очевидно, что технологии смены пола нарушают права человека и основы естественного брака. Врачи, работающие в области искусственного оплодотворения, часто высказываются в пользу операций по смене пола, так как видят своих потенциальных клиентов. Такая позиция выглядит непоследовательно: они лечат бесплодие, но в то же время одобряют уничтожение способности к деторождению.
Уничтожение способности к деторождению влечет за собой и правовые последствия. Например, Уголовный Кодекс Литовской Республики в XVIII разделе под названием “Преступления против здоровья человека”, в статье 135 такое действие (уничтожение способности к деторождению) определяет как серьезный вред здоровью человека и предусматривает уголовную ответственность [5]. В мировой практике уже были случаи, когда в суд обращались пациенты, недовольные результатами “лечения”. Адвокат Мельвин Белли (Melvin Belli) описал правовые последствия “изменения” пола, в частности, случай, когда суд города Нью-Йорк признал такое “лечение” причиняющим вред здоровью и осудил стремление корректировать психическое состояние пациента с помощью столь суровых физических средств. Кстати, в данном случае имел место отказ выдать новые документы, подтверждающие личность и свидетельствующие о смене пола [10].
Многие страны, где проводятся операции по “изменению” пола, в принципе не признают факт смены пола. Европейский Суд по Правам Человека отклонил жалобы транссексуалов из Великобритании, которые обращались по поводу ущемления их прав. В этой стране транссексуалам после операции по “изменению” пола выдают паспорта и водительские удостоверения с отметками об изменении пола, но свидетельства о рождении не обменивают. В них указывается пол ребенка при рождении, который определяют по следующим биологическим критериям: хромосомы, половые железы и органы. Свидетельство о рождении является более важным документом, чем паспорт, так как для решения некоторых вопросов, таких как социальное страхование или трудоустройство, должен быть выявлен настоящий пол. Например, транссексуальный мужчина после операции по “изменению” пола ставший женщиной, может уйти на пенсию только в возрасте 65 лет, а не 60, как это определено для женщин.
Европейский Суд по Правам Человека рассматривал дело Кристины Шиффильд (Kristina Sheffield), которое показало, как операция по “изменению” пола обратила жизнь пациентки в трагедию. Эта женщина, гражданка Великобритании, родилась мужчиной в 1946 году, который женился, стал отцом и получил профессию пилота. Однако в 1986 году он сменил пол и стал женщиной. В интересах ребенка суд запретил отцу, ставшему женщиной, навещать ребенка, а работодатель уволил его по причине смены пола. Несмотря на наличие паспорта, выданного на женское имя, Кристина каждый раз должна сообщать суду о своей бывшей половой принадлежности. По этой причине она обратилась в Европейский Суд по Правам Человека, однако суд не выявил ущемления ее прав [17].
Важно подчеркнуть, что смена пола является необратимым процессом, а это еще раз подтверждает, что такие операции недопустимы. Проведенные исследования показывают, что мужчины чаще, чем женщины, обращаются за подобными операциями, в то же время только у 10 – 25% из них выявлена первичная дисфория пола, зафиксированная в медицинских документах и продолжающаяся длительное время. Большинство пациентов страдают от вторичной дисфории пола, которая связана с различными стрессовыми психологическими проблемами, а также с расстройствами половой ориентации [27]. Это показывает, что синдром половой дисфории, на основании которого проводятся операции по смене пола, может быть выявлен только у незначительной части транссексуалов. А чем же оправдать нанесение увечий остальным?
Результаты исследований таковы, что значительная часть пациентов после операций по смене пола в дальнейшем по разным причинам хотели бы вернуть свой первичный пол. Из 25 исследованых пациентов, желавших вернуть свой первичный пол, у четверых выявлены различные психозы, которые не были замечены во время “испытательного срока”. Таким образом, они не получили нужного специфического лечения, однако операции все же были произведены на основании ошибочного диагноза “половая дисфория” [24].
Результаты другого исследования показали, что вернуть первичный пол хотели бы целых 20% перенесших операцию пациентов. Медики указывают несколько причин, подчеркивая в первую очередь, что наряду с дисфорией пола бывают и другие расстройства психики, которые не удается вовремя обнаружить. В этих случаях пациенты не могут вжиться в роль представителя противоположного пола или просто недовольны результатами хирургического вмешательства [14].
В Швеции проанализировали опыт операций по смене пола за период с 1965 по 1995 годы. За это время было прооперировано 136 пациентов, из них только 55% мужчин, ставших женщинами, и только 34% женщин, ставших мужчинами, остались совершенно довольны своей жизнью после смены пола [16]. Первые операции были встречены в мире с энтузиазмом, однако со временем специалисты, наблюдавшие за их отдаленными последствиями, все более в них разочаровывались.
В клиниках Университета Джона Хопкинса в США таких операций производилось больше всего, но в 1979 году проведенное исследование показало, что операции по смене пола не приносят результатов лучших, чем простое оказание психотерапевтической помощи. Поэтому от таких операций отказались [30]. Этот вывод был сделан на основе простой логики: зачем калечить человека, если тот же результат может быть достигнут при помощи только психотерапии? Более поздние исследования еще раз подтвердили, что хирургическое вмешательство не имеет преимуществ перед психотерапией [22]. Очевидно, что хирургическое лечение, будучи малоэффективным, является еще и небезопасным, а также связанным с различными осложнениями. В США операции по смене пола причисляют к экспериментальным, и не все медики, стремящиеся к защите здоровья общества, их одобряют. Практика других стран схожа. Например, в Германии, в урологической клинике Эссена, в период с 1995 по 2000 годы прооперировали 66 мужчин, желавших стать женщинами. Из них у 6 пациентов после операций возникли тяжелые инфекционные осложнения, у 3-х была повреждена прямая кишка. У 4-х пациентов развился некроз тканей, включая некроз мочеиспускательного канала. У 24-х пациентов наблюдалось сужение уретры с последовавшим расстройством мочеиспускательной функции [23].
Гормонотерапия, применяемая для лечения транссексуалов, также вызывает массу проблем медицинского и этического характера. Поэтому важно подчеркнуть, что назначение гормональных препаратов транссексуалам научно неоправданно. По определению, лекарством является активное вещество, предназначенное для лечения определенного заболевания или же для улучшения какой-либо нарушенной функции организма. Какие же функции у транссексуала-мужчины улучшают назначенные врачом женские половые гормоны, и наоборот? Очевидно, что они не только не улучшают, но напротив, нарушают уже существующие функции, к примеру, уничтожают способность к деторождению. С точки зрения физиологии употребление гормонов противоположного пола оправдать никак нельзя. Их воздействие, способствующее смене пола, квалифицируется обычной медициной как негативное.
Проведенные в разных странах исследования раскрывают негативное воздействие гормональной терапии, когда физически здоровым людям (транссексуалам) назначают гормоны противоположного пола. Например, в больнице при университете г. Амстердама исследовались результаты гормонотерапии 425 транссексуалов. Смертность в этой группе пациентов-транссексуалов в сравнении с остальными была выше в 5 раз. Это объясняется большим количеством самоубийств в этой группе и другими причинами.
В той же больнице г. Амстердама комбинированное лечение гормонами прописали 303 мужчинам-транссексуалам, которые стремились стать женщинами. Это лечение было связано с возросшим в 45 раз риском возникновения тромбоэмболий, а также с нарушением равновесия других гормонов и ферментов печени в организме, не говоря уже об увеличившемся в 15 раз риске депреcсии. А у 122 женщин, которых лечили с помощью мужских гормонов, помимо уже упомянутых осложнений наблюдался еще и резкий рост веса [8]. Употребление гормонов противоположного пола имеет прямое воздействие на структуры мозга, отвечающие за производство половых гормонов в организме, а это в свою очередь вызывает многочисленные побочные эффекты [18].
Вышеупомянутые исследования свидетельствуют о том, что перемена пола путем хирургических операций и назначения больших доз гормонов противоположного пола не может быть оправдана, и для такого метода “лечения” медицинских показаний нет. Синдром половой дисфории обусловлен расстройствами мышления человека, и его причины скрываются на уровне психологии. Все клинические исследования показывают, что транссексуалы обладают многочисленными психологическими проблемами, среди них замедленное развитие, более примитивное мышление. Поэтому многие специалисты транссексуализм приравнивают к психической патологии [12].
Очевидно, что хирургическое и гормональное лечение не решает основной проблемы в жизни транссексуала, так как оно не помогает такому человеку вернуться к половой норме, создать настоящий христианский брачный союз и родить детей. Транссексуальные пациенты страдают не из-за того, что не могут достигнуть сексуального удовлетворения, а в основном потому, что они уверены в своей принадлежности к другому полу. Это значит, что именно психотерапия должна уменьшить их страдания. Важно помочь человеку восстановить чувство собственного достоинства. Он или она должны понять, что современная культура ошибочно, излишне акцентирует важность полового самоопределения (sexual identity) и сексуальную активность, как основные показатели ценности человека. Транссексуалы должны научиться избавляться от чрезмерной озабоченности по поводу своего половой принадлежности и найти для себя настоящие ценности, характеризующие человека как личность [7]. Психотерапия является лучшим и самым адекватным видом помощи в данной ситуации.
Сексуальность человека является настолько сложным явлением, что можно было бы рассмотреть ее как некую “речь”, которая может быть весьма запутанной, невнятной или даже вводящей в заблуждение. Чтобы критически оценить эту речь, мы должны знать правду о сексуальности. Рассматривая ее  как “речь”, мы должны помнить, что назначение сексуальности становится понятной только тем, кто ищет ее  суть, которая может открыться только в настоящей любви. Такая любовь возможна, когда люди не только общаются между собой, но и принадлежат друг другу, живут друг ради друга [12]. Христианская этика воспринимает сексуальность только как проявление любви и возможность подарить жизнь новому человеку. Половой акт есть выражение психологической и экзистенциальной связи между супругами. Различие и взаимодополнение мужчины и женщины делают возможным союз не только биологический, но и духовный. Каждому человеку необходимо стремиться к внутренней гармонии между телом и духовным началом. При этом важно преодолеть ошибочное, дуалистичное восприятие личности, которое нарушает эту гармонию.
Выводы
1. Определение “смена пола” является неверным, так как половую принадлежность человека в принципе изменить невозможно. Это всего лишь технический термин, означающий изменение внешних и внутренних половых признаков человека. Однако изменение лишь половых признаков само по себе не меняет половую принадлежность, так как пол человека является предопределенным его генами с момента зачатия. Генетически человек остается представителем того же пола и после изменения половых признаков.
2. Синдром половой дисфории, который служит основанием для операции по смене пола, возникает не из-за проблем с телом, которое вполне здорово, а из-за ошибочного, дуалистичного мышления. Поэтому нельзя оправдать нанесение увечий телу во имя изменения мышления.
3. Смена пола связана с нанесением тяжелых увечий, когда физически здоровых людей, способных к деторождению, фактически кастрируют и “лечат” большими дозами гормонов. Результатом такого “лечения” становится бесплодие и серьезные расстройства здоровья. Уголовный кодекс квалифицирует уничтожение способности к деторождению как серьезное причинение вреда здоровью, и предусматривает за подобные действия уголовную ответственность.
4. Гормональная смена пола научно необоснованна. По определению, лекарством является активное вещество, предназначенное для лечения определенного заболевания или же для улучшения какой-либо нарушенной функции организма. В случае транссексуализма функции организма не нарушены, поэтому оправдать применение гормонов противоположного пола физиологией никак нельзя, а результат подобного лечения в медицинской литературе оценивается как ущербный.
5. Транссексуалам следует оказывать психотерапевтическую помощь с тем, чтобы вернуть гармонию тела и мышления, т.е. преодолеть последствия дуалистического понимания личности.
6. Коррекция пола с помощью хирургии и других средств является оправданной в случае гермафродитизма, когда пациенту помогают приспособиться к существующей генетической половой принадлежности.
ПРИМЕЧАНИЯ
1.                  Медицинская энциклопедия. – Вильнюс: Государственное издательство энциклопедий, II ч., 1991.
2.                  Нарбековас А., Мейлюс К. Биотехнологии: помощь или вызов для института брака? // Свейкатос мокслай. – 2002. – 2 (18). – С. 85 – 86.
3.                  Нарбековас А. Различие между пассивной эвтаназией и прекращением упорного лечения // Soter. – 2002. № 7 (35). P. 718.
4.                  Пашкус А. Любови человека. – Вильнюс: Изд-во “Каталику Пасаулис”, 1995. – С. 46.
5.                  Уголовный кодекс Литовской республики. – Вильнюс: Изд-во Сейма “Вальстибес Жиниос”, 2000. – С. 68.
6.                  American Psychiatric Association. Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, 4th edition. – Washington, D.C.: APA, 1994.
7.                  Ashley B.M., O’Rourke K.D. Health Care Ethics: A theological Analysis, 4th ed. – Washington, D.C.: Georgetown University Press, 1997. – P. 342, 343, 344.
8.                  Asscheman H., Gooren L. J., Eklund P. L. Mortality and morbidity in transsexual patients with cross – gender hormone treatment // Metabolism. – September 1989. № 38 ( 9 ). – P. 869 – 873.
9.                  Beauchamp T. L., Childress J. F. Principles of Biomedical Ethics. – New York: Oxford University Press, 1989. – P. 127 – 134.
10.              Belli M. M. Transsexual surgery. A new tort? // The Journal of the American Medical Association. – 1978. № 239. – P. 2143 – 2148.
11.              Clowes B. The Facts of Life. – Virginia: Human Life International, 1997. – P. 53, 55.
12.              Coleman D. G. Human Sexuality: An All – Embracing Gift. – New York: Alba House, 1992. – P. XV, 62, 64, 66, 75.
13.              De Suter P., Kira K., Verschoor A., Hotimsky A. The Desire to have Children and the Preservation of Fertility in Transsexual Women: A Survey // The International Journal of Transgenderism. – 2002. № 6 (3), http://www.symposion.com/ijt/ijtvo06no03_02.htm.
14.              Dixen J. M., Maddever H., Maasdam J., Edwards P. W. Psychosocial characteristics of applicants evaluated for surgical gender reassignement // Archives of sexual behavior. – June 1984. № 1393. – P. 269 – 276.
15.              Ehrhardt A., Meyer Bahlburg. And the Two Shall Be One: Transsexuals and Marriage // Ethics and Medics. – 1984. № 9. – P. 1 – 2.
16.              Eldh J., Berg A., Gustafsson M. Long – term Follow up After Sex – reassignment Surgery// Scandinavian Journal of Plastic and Reconstructive Surgery. – 1997. № 31 (1). – P. 39 – 45.
17.              European Court of Human Rights. Case of Sheffield and Horsham v. the United Kingdom // The International Journal of Transgenderism. – 1999. № 3 (4).
18.              Futterweit W. Endocrine therapy of transsexualism and potential complications of long – term treatment // Archives of sexual behavior. – April 1998. № 27 ( 2 ). – P. 209 – 226.
19.              Gallagher J. The Principle of Totality: Man’s Stewardship of his Body. Moral Theology Today: Certitudes and Doubts/ Ed. D. G. McCarthy. – St. Louis, MO: The Pope John XXIII Center, 1984. – P. 217 – 242.
20.              Grisez G. The Way of the Lord Jesus: Christian Moral Principles. – Chicago: Franciscan Herald Press, 1983. – P. 240.
21.              Huang T.T. Twenty Years of Experience in Managing Gender Dysphoric Patients // Plastic and Reconstructive Surgery. – September 1995. № 96 ( 4 ). – P. 921 – 930.
22.              Jacobs S. Determination of Medical Necessity: Medical Funding for Sex Reassignement Surgery // Case Western Reserve Law Review. – 1980. № 31. – P. 179.
23.              Krege S., Bex A., Lummen G., Rubben H. Male – to – female transsexualism: a technique, results and long – term follow – up in 66 patients // BJU Int. – September 2001. № 88 ( 4 ). – P. 396 – 402.
24.              Landen M., Wolinder J., Hambert G., Lundstrom B. Factors Predictive of Regret in Sex – reassignment // Acta Psych. Scand. – 1997. № 4. – P. 284 – 289.
25.              Lawrence A. A., Shaffer J. D., Snow W. R., Chace C., Headlam B. T. Health care needs of transgendered patients // Journal of the American Medical Association. – 1996. № 276 ( 11 ). – P. 874.
26.              Levine S. B. The Origins of Sexual Identity: A Clinician’s View. Sexuality and Medicine/ Ed. E. E. Shelp. – Dordrecht: D. Reidel Publishing Co., vol. I, 1987. – P. 39 – 54.
27.              Lothstein L. M. Theories of Transsexualism. Sexuality and Medicine/ Ed. E. E. Shelp. – Dordrecht: D. Reidel Publishing Co., vol.I, 1987. – P. 55 – 72.
28.              May E. W. Catholic Bioethics and the Gift of Human Life. – Huntington, Indiana: Our Sunday Visitor Publishing Division, 2000. – P. 306 – 307.
29.              McCarthy D. G., Bayer E. J., Leies J. A. Handbook on Critical Sexual Issues. – Braintree, Massachusetts: The Pope John XXIII Center, 1989. – P. 158.
30.              Meyer J. K. Sex Reassignment: Follow Up // Archives of General Psychiatry. –  August 1979. № 36 ( 9 ). – P. 1010 – 1015.
31.              O’Donnell T. J. Medicine and Christian Morality. – New York: Alba House, 1996.
32.              Sgreccia E. Manuale di Bioetica. – Milano: Vita e Pensiero, 1994. – P. 539.