№4 Идентичность


 КОЧНЕВ Вадим Арнольдович - старший преподаватель кафедры психологического консультирования Московского государственного областного университета

 

О СВЯЗИ ПОЛОРОЛЕВОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ И СЕКСУАЛЬНОГО

ПОВЕДЕНИЯ ЗАМУЖНИХ ЖЕНЩИН

 

Введение

В последнее десятилетие исследования психологических аспектов сексологии занимают все более заметное место в системе психологического знания о человеке, внося весомый вклад в решение многих проблем, возникающих на стыке психологии личности, социальной и гендерной психологии. Для науки, имеющей дело с непрерывно развивающимся индивидом, как формирующейся системой взаимосвязанных и взаимообусловленных биологических, психических и личностно-социальных факторов, такой подход особенно актуален.

Особый интерес у исследователей вызывает изучение трансформаций происходящих в таких индивидуально-личностных сферах, как полоролевая идентичность мужчин и женщин и ее проявления в гетерогенных сексуальных отношениях [10]. Как считает Л.Б. Шнейдер, интерес к данной проблематике вызван наличием широкого спектра постоянно трансформирующихся социальных ролей. Главными субъектами и агентами этих изменений в настоящее время выступают в основном женщины, социальное положение, деятельность и психика которых изменяются сейчас значительно быстрее и радикальнее, чем мужская психика [15]. Ш. Берн, анализируя результаты гендерных исследований, свидетельствует о том, что «прекрасная половина общества» шаг за шагом осваивает все новые для себя занятия и виды деятельности, стремится к социальному продвижению и проявляет высокую стеничность, что сопровождается психологическим самоизменением женщин и изменением их коллективного самосознания, включая представления о том, как должны складываться их сексуальные взаимоотношения с мужчинами [1].

Научным изучением сексуального поведения личности занимались как зарубежные, так и отечественные исследователи. Среди зарубежных авторов назовем А. Кинзи, Р. Крафт-Эбинга [6], У. Мастерса и В. Джонсон [8], З. Фрейда [13], Ф. Форда и Ф. Бича, Г. Эллиса и др. В отечественной сексологии проблемой сексуального поведения занимались в разное время Б.Е. Алексеев, А.С. Андреев, Л.М. Балабанова, Г.С. Васильченко, Б.Л. Гульман, И.С. Кон [3], В.В. Кришталь и С.Р. Григорян [7], и др. [5].

Полоролевая идентичность женщин, как одна из базовых индивидуально-личностных характеристик, представляет собой один из факторов, существенно обуславливающих их сексуальное поведение. Изучением различных аспектов полоролевой идентичности занимались такие зарубежные исследователи, как А. Бандура, С. Бем [12], К. Бусси, К. Джеклин, Л. Колберг, Е. Маккоби, Дж. Мани, Д. Перри, З. Фрейд [13], К. Хорни [14], А. Эрхард, К. Юнг [17] и др.

Исследование полоролевой идентификации в отечественной психологии рассматривается в контексте психологических и психофизиологических особенностей мужского и женского пола, проявляющихся в поведении. В число основных проблем, затрагиваемых отечественными исследователями, входят такие, как половой диморфизм и феномены половой дифференциации личности (А.И. Белкин, В.А. Геодакян), полоролевая дифференциация поведения (Т.В. Драгунова, И.С. Кон, А.В. Мудрик, Т.Н. Юферева), воздействие ожиданий взрослых на формирование полоролевых установок (М.Л. Гомелаури, И.С. Кон, А.В. Мудрик), проблемы полового воспитания (А.Б. Залкинд, Д.Н. Исаев, В.Е. Каган, И.С. Кон, А.В. Мудрик) [2]. К более современным отечественным исследованиям различных аспектов полоролевой идентичности следует отнести исследования Н.В. Дворянчикова (1998), В.Л. Кокоренко (2006), К.В. Сыроквашиной (2007), Р.А. Юнусовой (2008), С.Н. Матевосяна (2009), Н.А. Камневой (2011) и др.

Необходимость изучения рассматриваемой в данной статье проблемы обусловлена недостаточной изученностью форм (и в первую очередь неадаптивных форм) сексуального поведения замужних женщин в современном российском обществе, а также связи типов полоролевой идентичности и сексуального поведения данной категории женщин.

В ходе исследования гипотетически предполагалось, что существует прямая связь между определенным типом полоролевой идентичности и сексуальным поведением замужних женщин. Замужние женщины, у которых полоролевая идентичность развивалась по мужскому типу (маскулинные или андрогинные женщины с тенденцией к маскулинности) чаще проявляют неадаптивные формы сексуального поведения, например, такие как невротические сексуальные реакции, обезличивание сексуального партнера, агрессивность и враждебность по отношению к сексуальному партнеру. Замужние же женщины с андрогинным и фемининным типами полоролевой идентичности проявляют более адаптивные формы сексуального поведения.

Теоретические аспекты изучаемой проблемы

1) Сексуальное поведение замужних женщин следует рассматривать, во-первых, как форму взаимодействия женщин со своими супругами, обусловленного мотивацией половой потребности, во-вторых, – как важную сферу их личной, семейной и общественной жизни.

2) Сексуальное поведение выполняет три функции: репродуктивную (продолжение рода), гедоническую (получение наслаждения) и коммуникативную (так называемые «сексуальные сценарии», предопределяющие возможный и предпочитаемый тип сексуального партнера, эротические ситуации и стимулы, требования к месту, времени и ситуации полового сближения).

3) Сексуальное поведение имеет адаптивную и неадаптивную формы проявления. Адаптивная форма характеризуется:

  • широким спектром моделей сексуального поведения (при этом данные модели находятся в рамках социально приемлемых);
  • оптимистическим отношением к сексуальным ситуациям и возможным неудачам в них;
  • уважением к себе и своему партнеру, что помогает строить гармоничные отношения, основанные на любви друг к другу.

Неадаптивная форма сексуального поведения характеризуется:

  • чрезмерной нервозностью, подавленностью или чувством вины, как неким личным субъективным ощущением беспокойства;
  • проявлением эгоцентризма и неспособности человека к самоотдаче и любви;
  • отношением к своему партнеру как к средству удовлетворения сексуальных потребностей;
  • стремлением к автономии и подчинении себе партнера, выражением агрессии.

4) Сексуальное поведение женщины обусловлено следующими факторами:

  • биологическими (генетические и анатомо-физиологические характеристики);
  • социальными (общественная точка зрения на сексуальное поведение, наличие законов, предписывающих определенные ограничения сексуального поведения, взаимодействие с сексуальным партнером, условия жизни);
  • психологическими (индивидуальность восприятия, эмоции, мысли, мотивы и цели, ценностные ориентации, самооценка, характер и др.);
  • психосоциальными (половое самосознание, включающее в свою структуру ядерную половую идентичность, полоролевую идентичность, выбор объекта, степень сексуального желания и сексуальные сценарии).

5) Именно полоролевая идентичность, как базовая характеристика личности, является определяющим фактором, обуславливающим сексуальное поведение замужних женщин.

6) Основными критериями изучения сексуального поведения являются: устойчивость к морально-нравственной стороне сексуальных отношений, степень удовлетворенности сексуальной жизнью (удовлетворенность как показатель переживаний, наличие оргазмических реакций или состояния сексуальной холодности в процессе сексуального контакта), отношение к сексуальному общению (застенчивость, щепетильность, стыдливость, отвращение, возбуждение, интенсивность потребности в сексуальной активности), характер сексуальных отношений (наличие или отсутствие в ситуации сексуального контакта таких сексуальных реакций, как нервозность, агрессивность, проявление невнимания к партнеру, увлеченность телесной стороной отношений), степень влияния моральных и религиозных взглядов, эстетики на сексуальные отношения.

7) Полоролевая идентичность рассматривается как специфические психологические установки и способы межличностного поведения, основные модели социальных интеракций и специфические сексуальные проявления – характеристики, присущие мужчинам или женщинам и таким образом разделяющие их. Эти характеристики, называемые психологической наукой как маскулинность и фемининность, являются элементом полового символизма, связанного с дифференциацией половых ролей.

8) Основными типами полоролевой идентичности являются: маскулинный тип, фемининный тип, андрогинный тип и недифференцированный (диффузный) тип.

9) Критериями основных типов полоролевой идентичности выступают:

  • маскулинного типа – независимость, напористость, агрессивность, способность к лидерству, властность, быстрота в принятии решений и др. (всего 20 показателей, описанных в опроснике половых ролей С. Бем);
  • фемининного типа – застенчивость, преданность, нежность, умение сочувствовать и сострадать, любовь к детям и др. (всего 20 показателей, описанных в опроснике половых ролей С. Бем);
  • андрогинного типа – адаптивность, надежность, способность помочь, традиционность, подверженность условностям, скрытность и др. (всего 20 показателей, описанных в опроснике половых ролей С. Бем);
  • недифференцированного (диффузного) типа – снижение уровня адаптации, т.е. переживание негативных эмоций в сочетании с неустойчивым контролем поведения.

Методика и результаты исследования

Основу данной статьи составляют результаты эмпирического исследования, в котором приняли участие 47 замужних женщин в возрасте от 26 до 50 лет[1], обучающихся в гуманитарных вузах г. Москвы. В ходе психологического тестирования участницам исследования были предложены две методики: опросник изучения половых ролей С. Бем [11] и опросник установок к сексу Г. Айзенка [10]. Опросник С. Бем предназначен для диагностики основных типов (статусов в терминологии С. Бем) полоролевой идентичности (андрогинности, маскулинности, фемининности), и содержит 60 утверждений (качеств), описывающих маскулинный и фемининный типы личности. Опросник Г. Айзенка предназначен для выявления отношения к сексу, а также ориентирован на прогноз удовлетворенности браком и выявление отклонений в сексуальном поведении. Опросник состоит из 159 вопросов (полная версия) и содержит 11 основных и 6 дополнительных шкал. Оба опросника переведены на русский язык и более подробную информацию о них можно почерпнуть в работах О.Ф. Потемкиной [10] и И.С. Клециной [11]. С целью обработки результатов психологического тестирования и подтверждения выдвинутой гипотезы применялось корреляционное исследование, математическая обработка данных осуществлялась в программах MS Excel, SPSS-17.

По результатам опросника С. Бем все испытуемые женщины с помощью кластерного анализа были разделены на 4 группы: 1 группа – женщины с диффузным типом полоролевой идентичности (14 чел.); 2 группа – женщины с андрогинным типом полоролевой идентичности с тенденцией к маскулинности (10 чел.); 3 группа – женщины с андрогинным типом полоролевой идентичности с тенденцией к фемининности (9 чел.); 4 группа – женщины с фемининным типом полоролевой идентичности (14 чел.). При этом для разделения испытуемых на кластеры были взяты не балльные оценки маскулинности и фемининности, как того требует подход С. Бем, а их процентное соотношение в структуре полоролевой идентичности.

Так, у женщин с диффузным типом полоролевой идентичности среднее значение маскулинности (далее М) составляет 19% (3,8; здесь и далее в скобках указаны средние значения в баллах), среднее значение фемининности (далее Ф) – 39% (7,7), что говорит о низких показателях маскулинности и фемининности в соответствии с теорией андрогинии С. Бем. У женщин с фемининным типом полоролевой идентичностисреднее значение М составляет 27%, а среднее значение Ф – 83%, что свидетельствует об идентичности у данной группы испытуемых по женскому типу, т.е. более традиционному. У андрогинных женщин с тенденцией к маскулинности средние значения М и Ф соответственно составляют 71% и 56%. У андрогинных женщин с тенденцией к фемининности средние значения М и Ф соответственно составляют 52% и 73%.

Анализ средних значений результатов исследования компонентов сексуального поведения испытуемых-женщин, полученных с помощью опросника установок к сексу Г. Айзенка, позволяет констатировать следующее (в скобках после наименования шкалы указаны средние значения в баллах по указанным шкалам):

1. Для женщин, имеющих андрогинный тип полоролевой идентичности с тенденцией к маскулинности, характерно сексуальное поведение, при котором они:

  • удовлетворены своей сексуальной жизнью (шкала II «Удовлетворенность»; 8,3);
  • чаще других женщин испытывают беспокойство, конфликт между влечениями и внутренними запретами, дисбаланс в поведении, выраженный возможными невротическими реакциями (шкала III «Невротический секс»; 4,3);
  • обесценивают своего сексуального партнера-мужчину, видя в нем не личность, а лишь сексуальный объект, с помощью которого можно получать сексуальное удовлетворение (шкала IV «Безличный секс»; 5,7);
  • проявляют интерес к разглядыванию рисунков и фотографий порнографического характера, больше уделяют внимание вербальным описаниям сексуальных сцен (шкала V «Порнография»; 5,5);
  • реагируют с отвращением (с раздражением, с подавлением невротических реакций) на некоторые сексуальные (возможно излишне нежные ласки) проявления любящего партнера (шкала VIII «Сексуальное отвращение»; 3,3);
  • делают акцент на акте сексуального общения, увлекаясь лишь физической стороной секса (шкала X«Физический секс»; 5,1);
  • в отношениях с партнером демонстрируют уверенность в своих возможностях, склонны к проявлению враждебности и агрессивности, подавлении и подчинении себе партнера (шкала XI «Агрессивный секс»; 2,6).

2. Для женщин, имеющих андрогинный тип полоролевой идентичности с тенденцией к фемининности, характерно сексуальное поведение, при котором они:

  • придерживаются более типичного для женщины взгляда на сексуальные отношения, при котором не одобряют в большинстве случаев проявление аморальности (шкала I «Терпимость»; 6,8);
  • удовлетворены своей сексуальной жизнью (шкала II «Удовлетворенность»; 8,6);
  • менее проявляют интерес к разглядыванию рисунков и фотографий порнографического характера по сравнению с другими женщинами (шкала V «Порнография»; 3,5);
  • не испытывают ощущения нервозности, смущения, не проявляют застенчивости в присутствии лиц противоположного пола (шкала VI «Сексуальная застенчивость»; 1).

3. Для женщин, имеющих фемининный тип полоролевой идентичности, характерно сексуальное поведение, при котором они:

  • менее других женщин испытывают беспокойство, дисбаланс в поведении, выраженный у представительниц других групп возможными невротическими реакциями (шкала III «Невротический секс»; 3);
  • относятся к сексуальному партнеру, к его личностным качествам с подчеркнутым вниманием (шкала IV «Обезличенный секс»; 3,5);
  • более склонны испытывать ощущения нервозности и смущения в присутствии лиц противоположного пола по сравнению с другими женщинами (шкала VI «Сексуальная застенчивость»; 1,6);
  • реагируют с отвращением на некоторые сексуальные проявления (возможно, нестандартные для данной группы женщин излишне грубые сексуальные ласки) любимого партнера (шкала VIII «Сексуальное отвращение»; 3,2);
  • менее склонны к проявлению враждебности и агрессивности, подавлении и подчинении себе партнера (шкала XI «Агрессивный секс»; 1,4).

4. Для женщин, имеющих диффузный тип полоролевой идентичности, характерно сексуальное поведение, при котором они:

  • недостаточно удовлетворены своей сексуальной жизнью, как одной из сфер проявления тайных желаний и глубинных эмоций (шкала II «Удовлетворенность»; 6,4);
  • чаще других женщин испытывают чувство стыдливости в сексуальных отношениях, проявляют меньшую активность в ситуации сексуального контакта (шкала VII «Щепетильность, стыдливость»; 2,9);
  • менее склонны реагировать с отвращением на некоторые сексуальные проявления партнера по сравнению с другими женщинами (шкала VIII «Сексуальное отвращение»; 2,9);
  • чаще других женщин испытывают сложности в возникновении сексуального возбуждения (шкала IX «Сексуальное возбуждение»; 3,7);
  • акцентируют свое внимание не на телесной стороне отношений, а на других аспектах отношений любви (шкала X «Физический секс»; 2,9).

Результаты, полученные по дополнительным шкалам Г. Айзенка, показывают, что андрогинные женщины с тенденцией к маскулинности вступают в сексуальные отношения (шкала «Начало сексуальных отношений») в более раннем возрасте (16,7) по сравнению с андрогинными женщинами с тенденцией к фемининности (17,7), женщинами с диффузным типом полоролевой идентичности (17,5) и с фемининными женщинами (18,8).

Показатели частоты сексуального общения (шкала «Частота сексуальных отношений») в среднем у всех категорий женщин примерно одинаковы и составляют до 4-х сексуальных контактов в неделю. Однако следует отметить, чтоандрогинные женщины с тенденцией к маскулинности (4,6) и с тенденцией к фемининности (4,8) в идеале предпочитают иметь сексуальное общение несколько чаще, чем более фемининные женщины (4,5) и женщины с диффузным типом полоролевой идентичности (4,2).

Установлено, что в своей сексуальной жизни андрогинные женщины с тенденцией к маскулинности испытывают оргазм (шкала «Наличие оргазма») несколько чаще (5,5), чем более фемининные женщины (5,0) и женщины с диффузным типом полоролевой идентичности (3,9). Таким образом, состояние фригидности (шкала «Наличие состояний фригидности») у более маскулинных женщин возникает реже (1,5) по сравнению с более фемининнымиженщинами (1,85) и женщинами с диффузным типом полоролевой идентичности (2,4).

Женщины с диффузным типом полоролевой идентичности оценивают свою силу сексуального желания (шкала «Сила сексуального желания») выше (7,2), чем андрогинные (5,2) и фемининные женщины (5,8). Это вызвано, по всей видимости, тем, что женщины с диффузной полоролевой идентичностью бессознательно стремятся познать свою женскую идентичность через телесность и острые положительные эмоции, которые они могут испытать в сексуальных отношениях. Показатели по шкале «Влияние морали, эстетики и религии» на сексуальность у андрогинных женщин с тенденцией к маскулинности несколько ниже (3), чем у более фемининных женщин (3,7) и женщин с диффузным типом полоролевой идентичности (4,2), что свидетельствует о более сильном влиянии на последних моральных правил, норм и религиозных догматов, усвоенных ими под воздействием системы воспитания.

Результаты корреляционного исследования показывают, что компоненты независимой переменной «полоролевая идентичность» имеют различные корреляционные связи с компонентами зависимой переменной «сексуальное поведение», выраженными шкалами опросника Г. Айзенка. Ниже приведены результаты исследования по 11-ти основным шкалам опросника Г. Айзенка, в скобках указаны значения коэффициента корреляции Пирсона (r).

1. Шкала «Терпимость» (I). Установлено, что с увеличением уровня маскулинности (приобретения женщинами мужских черт и мужского стиля поведения) у всех женщин, не зависимо от типа их полоролевой идентичности (далее – ПРИ), снижается уровень устойчивости к морально-нравственной стороне сексуальных отношений. Этот феномен более характерен для женщин с диффузным типом ПРИ (r = -0,35) и у андрогинных женщин с тенденцией к маскулинности (r = -0,30) ввиду более характерной для этих групп женщин амбивалентности. Более устойчивыми к морально-нравственной стороне сексуальных отношений являются андрогинные женщины с тенденцией к фемининности (r = -0,03), так как обладают более сбалансированным типом полоролевой идентичности.

2. Шкала «Удовлетворенность» (II). Данные исследования показывают, что увеличение и так высокого уровня фемининности у женщин с фемининным типом ПРИ будет крайне негативно сказываться на удовлетворенности ими своими сексуальными отношениями (r = -0,28). Незначительно повлияет повышение уровня фемининности в структуре полоролевой идентичности на удовлетворенность сексуальными отношениями у андрогинных женщин с тенденцией к фемининности (r = 0,01). У женщин с диффузным типом ПРИ (r = 0,33) и андрогинных женщин с тенденцией к маскулинности (r = 0,27), напротив, развитие фемининных качеств улучшит качество их сексуальных отношений.

3. Шкала «Невротический секс» (III). Как показывают результаты корреляционного исследования, увеличение уровня фемининности у женщин с диффузным типом ПРИ (обретение ими своей женственности) приводит к снижению невротических реакций во время секса (r = -0,53). Прямо противоположный результат наблюдается у трех других групп женщин, из которых наибольшее влияние на проявление невротических реакций во время сексуальных отношений оказывает повышение уровня фемининности у группы андрогинных женщин с тенденцией к фемининности (r = 0,36).

4. Шкала «Безличный секс» (IV). Установлено, что при повышении уровня фемининности у женщин с диффузным типом ПРИ и у андрогинных женщин с тенденциями к маскулинности и фемининности в определенной степени повышается уровень эмпатии к сексуальному партнеру и значительно пропадает желание относиться к нему только как сексуальному объекту (при этом у женщин с диффузным типом ПРИ эти процессы в значительной степени выше (r = -0,71), чем у андрогинных женщин с тенденциями к маскулинности ифемининности). У женщин с фемининным типом ПРИ, напротив, есть стремление быть более «маскулинными» во время полового акта, так как высокий уровень фемининности обуславливает у них желание видеть в своем сексуальном партнере лишь объект, с которым надо вступать в сексуальные отношения, исполняя свой «супружеский долг».

5. Шкала «Порнография» (V). По результатам исследования установлено, что при смещении структуры полоролевой идентичности к «фемининному» полюсу снижается стремление просматривать изображения порнографического характера у феминниных женщин (r = -0,12) и значительно – у андрогинных женщин с тенденцией к маскулинности (r = -0,65).

6. Шкала «Сексуальная застенчивость» (VI). Для женщин с диффузным типом ПРИ (r = 0,04), андрогинных женщин с тенденцией к маскулинности (r = 0,24) и особенно для андрогинных женщин с тенденцией к фемининности (r = 0,43) характерно следующее: чем больше данные женщины проявляют в сексуальных отношениях фемининные качества (становятся более женственными, нежными), тем выше уровень их застенчивости. Это говорит о таких особенностях сексуального поведения, как ощущение нервозности в присутствии лиц противоположного пола, смущении, когда заходит речь о сексе. Такая пугливость в сексуальных отношениях может быть связана: с темой запрета, наложенного родителями в процессе воспитания; с чрезмерной озабоченностью самой женщины по поводу собственных неправильных сексуальных реакций; с предшествующим негативным опытом в сексуальных отношениях. У женщин с фемининным типом ПРИ наблюдается обратное, при большем проявлении женственности и нежности в сексуальном контакте уровень их застенчивости снижается (r = -0,23). Вероятно, это можно объяснить тем, что есть некая граница фемининности, превышая которую, ставшие уже «гипер-фемининными», качества женщины начинают проявляться как завуалированные маскулинные, при проявлении которых снижается уровень застенчивости.

7. Шкала «Щепетильность, стыдливость» (VII). У андрогинных женщин с тенденцией к фемининностинаблюдается сексуальная пассивность, нежелание думать о сексе, возможно, существует некий запрет на любые размышления на эту тему (r = 0,46). У женщин с диффузным типом ПРИ (r = 0,16) и андрогинных женщин с тенденцией к маскулинности (r = 0,03) показатель «стыдливости» и «щепетильности» в сексуальных отношениях в несколько раз ниже, чем у фемининных женщин. Такие женщины предпочитают сексуальную активность и не испытывают трудностей и стеснений как в разговорах о сексе, так и непосредственно во время сексуальных контактов.

8. Шкала «Сексуальное отвращение» (VIII). Установлено, что если женщины с диффузным типом ПРИ (r = 0,31) иандрогинные женщины с тенденцией к фемининности (r = 0,01) будут проявлять в сексуальных отношениях больше женственности, то это может вызывать у них отвращение к любым формам сексуальных проявлений и ласк, в том числе и нежность любящего партнера. Причинами данного поведения может быть как неправильное поведение сексуального партнера – грубость, бестактность, явная демонстрация «похоти» или какие-то личностные качества, которые вызывают неприязнь женщины и нежелание иметь с этим мужчиной интимные отношения (психотравмирующая ситуация, связанная с изменой партнера, долгое отсутствие оргазма, предложение партнером неприемлемых форм половых контактов), так и причины другого плана, например, неадекватное отношение к сексу как результат неправильного полового воспитания или жестких религиозных установок. У андрогинных женщин с тенденцией к маскулинности возможны реакции отвращения на сексуальное поведение партнера вследствие усиления собственных фемининных проявлений в сексуальных отношениях (r = -0,11). Одной из причин данного поведения может быть наличие нарастающего конфликта между супругами, что влечет за собой негативные чувства, которые способствуют исчезновению у женщин данной группы интереса к интимной близости, а в отдельных случаях – отвержению сексуального партнера. И наоборот, проявление женщинами этой группы более маскулинных качеств будет способствовать толерантному отношению к сексуальным фантазиям партнера и его действиям.

9. Шкала «Сексуальное возбуждение» (IX). Из результатов исследования следует, что при снижении у фемининныхженщин (r = -0,31), андрогинных женщин с тенденцией к маскулинности (r = -0,44), женщин с диффузным типомПРИ (r = -0,28) уровня маскулинности (например, лидерства в сексуальных отношениях) одновременно происходит усиление пассивности (повышается уровень фемининности), что значительно снижает уровень сексуального возбуждения. Это также может быть обусловлено неготовностью или неспособностью сексуального партнера-мужчины проявить лидерство в ситуации сексуального контакта, а также его неумелыми действиями в конкретной ситуации или внутренними установками самих женщин.

10. Шкала «Физический секс» (X). Андрогинные женщины с тенденцией к фемининности при наиболее полном проявлении во время сексуальных контактов своих фемининных качеств, способствующих проявлению максимальной интимности со своим сексуальным партнером и наибольшей «отдаче» во время полового акта, имеют более выраженные телесные ощущения (r = 0,52). В то же самое время для этой группы женщин может быть характерно увлечение физической стороной секса. Женщины с фемининным типом ПРИ, руководствуясь моральными принципами и стереотипами, не в полной мере испытывают радость ощущений, получаемых от сексуального общения с мужчинами (r = 0,18).

Андрогинным женщинам с тенденцией к маскулинности (r = -0,30) и женщинам с диффузным типом ПРИ (r = -0,39) свойственна увлеченность физической стороной сексуальных отношений. И для того, чтобы снизить уровень увлеченности физической стороной секса женщинам этих групп необходимо развивать свои женские качества и научиться проявлять женственность во время сексуальных отношений.

11. Шкала «Агрессивный секс» (XI). Установлено, что чем ярче женщины с фемининным типом ПРИ проявляют свою фемининность (отклоняются от своей истинной сути), тем более они склонны к агрессивным (неадаптивным) реакциям по отношению к своему сексуальному партнеру (r = 0,49). Для андрогинных женщин с тенденцией к фемининности (r = -0,34) и женщин с диффузным типом ПРИ (r = -0,13) характерно следующее: проявление этими женщинами более фемининных качеств в сексуальных отношениях будет способствовать снижению агрессивных устремлений и проявлений во время сексуальных ласк со своим партнером.

По результатам корреляционного анализа можно сделать вывод о том, что различные типы полоролевой идентичности замужних женщин связаны и в разной степени оказывают влияние на их сексуальное поведение.

 Заключение

По результатам проведенного исследования можно сделать следующие выводы:

I Сексуальное поведение замужних женщин обусловлено системой факторов (биологических, психологических, социально-психологических) и имеет адаптивную и неадаптивную формы проявления. При этом неадаптивная форма сексуального поведения характеризуется: 1) проявлением невротических реакций, подавленностью или чувством вины как  личным субъективным ощущением беспокойства; 2) проявлением эгоцентризма и неспособностью к самоотдаче и любви; 3) отношением к своему партнеру как к средству достижения сексуального удовлетворения; 4) стремлением к автономии и подчинению себе партнера, выражением агрессии

II. Полоролевая идентичность рассматривается в психологической литературе как специфические психологические установки и способы межличностного поведения, основные модели социальных интеракций и специфические сексуальные проявления – характеристики, присущие мужчинам или женщинам и таким образом разделяющие их. Эти характеристики, называемые психологической наукой как маскулинность и фемининность, являются элементом полового символизма, связанного с дифференциацией половых ролей.

III. Фемининные и андрогинные женщины с тенденцией к фемининности имеют «типичные для женщин» взгляды на сексуальные отношения, придерживаются принятым в обществе моральным правилам, имеют взгляды брачного обета и не желают покровительствовать аморальности в любых ее проявлениях.

IV. Женщины с диффузным типом полоролевой идентичности недостаточно удовлетворены своей сексуальной жизнью, проявляют в сексуальных отношениях невротические реакции, реакции отвращения на любые сексуальные действия партнера, относятся к нему лишь как к сексуальному объекту, проявляя невнимательность к его личностным характеристикам. Для женщин данной группы характерно: начало сексуальной жизни в более позднем возрасте (по сравнению с андрогинными и фемининными женщинами) в силу влияния морали, этики, религии на сферу сексуальных отношений; ослабление сексуального возбуждения и желание иметь более частое сексуальное общение при увеличении уровня фемининности.

V. Андрогинные женщины с тенденцией к маскулинности проявляют такие неадаптивные формы сексуального поведения, как: невротические реакции во время полового акта, что выражается в дисбалансе поведения; обесценивание своего сексуального партнера (поиск собственного чувственного удовлетворения); увлеченность физической стороной секса (акцент на акте сексуального общения). При этом женщины данной группы склонны к разглядыванию материалов порнографического содержания, чаще испытывают оргазмические реакции в ситуации сексуального контакта, однако недостаточно удовлетворены своей сексуальной жизнью.

VI. Для андрогинных женщин с тенденцией к фемининности характерны: переживание смущения и ощущение нервозности в присутствии лиц противоположного пола; проявление невротических реакций в сексуальных отношениях, обусловленных конфликтом между влечениями и внутренними запретами; отношение к своему партнеру с подчеркнутым вниманием; увлечение физической (телесной) стороной секса; трудности и стеснение как в разговорах о сексе, так и непосредственно в самих сексуальных контактах.

VII. Фемининные женщины относятся к своему партнеру с подчеркнутым вниманием, умеют замечать его личностные качества. Вследствие значительного влияния морали, этики и религии на сферу сексуальных отношений, фемининные женщины: склонны увлекаться физической стороной секса; при еще большем увеличении уровня фемининности испытывают сложности в возникновении сексуального возбуждения и проявляют агрессивные импульсы по отношению к партнеру.

 Список литературы

  1. Берн Ш. Гендерная психология – М.: Прайм-Еврознак, 2004. – 320 с.
  2. Денисов А.А. Психология воздействия знаковых систем на половую идентификацию подростков / Автореферат дис. на соиск. ученой степени к. психол. н. – М., 2001.
  3. Кон И.С. Введение в сексологию. – М.: Медицина, 1990. – 336 с.
  4. Кон И.С. Сексология: учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. – М.: Академия, 2004. – 384 с.
  5. Кон И.С. Человеческая сексуальность на рубеже XXI века // Вопросы психологии. – М., 2001. – №8. – С. 29-41.
  6. Крафт-Эбинг Р. Половая психопатия / пер. с нем. – М.: Республика, 1996. – 591 с.
  7. Кришталь В.В., Григорян С.Р. Сексология: учебное пособие. – М.: ПЕР СЭ, 2009. – 879 с.
  8. Мастерс У., Джонсон В., Колодни Р. Основы сексологии / пер. с англ. – М.: Мир, 1998. – 692 с.
  9. Пичугина Т.А. Особенности сексуальной культуры в современной России: Социологический анализ / Дис. канд. социол. наук. – Екатеринбург, 2003. – 175 с.
  10. Потемкина О.Ф. Психология сексуальности (История и методы исследования). – М.: ИПРАН, 1993. – 76 с.
  11. Практикум по гендерной психологии / под ред. И.С. Клециной. – СПб.: Питер, 2003. – 479 с.
  12. Репина Т.А. Анализ теорий полоролевой социализации в современной западной психологии // Вопросы психологии. – М., 1987. №2. – С. 158–165.
  13. Фрейд З. О женственности // Интерес к психоанализу. – Минск: Попурри, 2004. – 592 с.
  14. Хорни К. Женская психология / Пер. с англ. – СПб.: Восточно-Европейский Институт психоанализа; Феникс, 1993. – 224 с.
  15. Шнейдер Л.Б. Семейная психология: Учебное пособие для вузов. – М.: Академический проект, 2006. – 786 с.
  16. Штарке К., Фридрих В. Любовь и сексуальность до 30 лет / Пер. с нем. – М.: Высшая школа, 1991. – 383 с.
  17. Юнг К.Г. Душа и миф: 6 архетипов / пер. А.А. Спектор. – Мн.: Харвест, 2004. – 400 с.

[1] Данный возрастной период, согласно теории И.А. Ботневой, Г.С. Васильченко, В.М. Маслова, является периодом зрелой сексуальности и характеризуется полным завершением формирования женской сексуальности и вхождением в полосу условно-физиологического ритма регулярной половой жизни [7].