№5 Инвалиды

СЕКС – НЕСБЫТОЧНАЯ МЕЧТА ДЛЯ ИНВАЛИДОВ?

КУЛЕШОВА Мария Радионовна - 

психолог

 В публицистике иногда звучит тема «Секс в жизни инвалидов», которой уделяется недостаточно внимания в сексологии. Между тем, инвалиды — большая часть населения, которую невозможно игнорировать. 500 млн. человек на планете страдают от какого-либо физического, умственного или сенсорного расстройства. В России сейчас пенсию по инвалидности получает почти каждый десятый россиянин, и это только из официально зарегистрированных. Думала, что работа пойдет достаточно легко – изучу, что по этому поводу говорит медицина,  поисследую, что делается в нашей стране и за рубежом, пообщаюсь с инвалидами. Но не ожидала, что  беседы с инвалидами на эту тему так эмоционально затронут меня.

Общество в большинстве своем не воспринимает инвалидов как людей, способных к сексуальным отношениям. Многие вообще не одобряют занятия сексом немощных людей. Когда поделилась со знакомыми данной проблематикой, увидела на лицах некоторых из них непонимание и даже брезгливость. Извиняясь, они объясняли, что мало встречались с инвалидами в обществе, поэтому для них это другой неведомый мир, о котором они никогда не задумывались. (Ах, как тонка грань между миром «здоровых» и миром инвалидов). А этот «другой мир» думает о том, что ему не чужды сексуальные чувства, ощущая при этом положительные эмоции? Оказывается, что даже задумываться об это им бывает порой очень нелегко. Особенно людям, которые стали инвалидами в результате повреждения спинного мозга или перенесенных заболеваний – артрита, полиомиелита, диабета, рассеянного склероза, ракового заболевания. Часто они относятся к своей сексуальности не более, как прошлому. Вот выдержки из бесед с молодыми еще людьми, получившими травмы спинного мозга: «Секс и инвалид – две вещи несовместимые!»; «Многие из нас пытаются подавить в себе сексуальные стремления и уйти от законов природы, а отсюда и негатив при любом упоминании о сексе. Все становятся святошами с эротическими снами».  Грустно!

Зачем подавлять в себе прекрасные порывы, если медицина утверждает, что секс у инвалидов возможен, просто этот процесс  немного сложнее. (Для справки. Так как позвоночник передает сигналы из мозга по многим нервным ходам, потеря функциональности зависит не только от высоты повреждения позвоночника, но и от количества поврежденных нервных ходов).

У мужчин два различных центра ведут к наступлению эрекции. Первый центр лежит в области между грудным и поясничным отделами и активизируется путем психогенных стимулов – грезами, фантазиями, воспоминаниями. При неполном повреждении позвоночника сигналы из мозга могут проникнуть через поврежденную область, и психогенная эрекция не исключена. Второй центр – это центр рефлексогенной эрекции, возникающей при непосредственной стимуляции полового члена или области вокруг него. Эякуляция невозможна при повреждении нервных отростков в крестцовых сегментах позвоночника. Но иногда бывает, что человек лишь годы спустя узнает о том, что способен эякулировать.

Женщины с травмами позвоночника могут обнаружить, что внешний признак возбуждения – увлажнение вагины уменьшился или полностью отсутствует. В таких случаях помогает лубрикатор.

Мужчины и женщины с повреждениями спинного мозга испытывают оргазмы.

Те, у кого больше не бывает традиционных оргазмов, могут научиться испытывать новый тип оргазма – эмоциональный. Этот вид оргазма наступает в результате прилива расслабления и покоя во всем теле, похожего на приятное ощущение после оргазма.

Женщины часто испытывают «параоргазмы».  Они отличаются от генитальных, хотя тоже могут быть очень сильными, иногда могут приводить к сильным перепадам давления.

Важно понимать, ведь если вы сами себя не ощущаете сексуальным человеком, то и другие никогда в вас не увидят объект для сексуальных отношений.

Я давно заметила по своим здоровым клиентам, что сексуальная составляющая часто подавляется, как нечто постыдное, неприличное, с определенного возраста об этом вообще не следует говорить, а уж имея физические недостатки и немощность, и думать нельзя. Набила оскомину фраза «Секса в нашей стране нет», тем не менее, новые поколения появлялись на свет, видимо, неся в сознании этот «девиз».  Я задала вопрос родителям детей-инвалидов – разговаривали они со своими детьми о сексуальности. В мой адрес полетела «груда камней» с обвинениями в желании развратить и без того несчастных и обделённых. Привожу приличную цитату одной мамы, которая отражает суть вещей: «Вам же, наверное, известно, что родители детей-инвалидов зачастую ограждают своих детей от таких тем. И я – не исключение, потому, что для меня секс=брак, а брак – это, прежде всего, бытовые обязанности, которые инвалидам выполнять сложно. Поэтому, я не понимаю инвалидов, которые думаю только о сексе». Родители детей-инвалидов не хотят просвещать своих детей в вопросах сексуальных отношений. И я считаю, что это нелепо  –  именно отсутствие навыков поведения в любой области жизни делает человека неполноценным. Более того, такие дети нередко становятся жертвой развратника или насильника именно потому, что их родители не объяснили им особенностей интимных отношений.

Другой важный момент. Если человек – инвалид с детства, то как ему развивать свою сексуальность? Его недееспособность помешает ему достичь зрелости и вести себя как ответственный взрослый. Как недееспособный подросток может проходить обычные этапы завоевания независимости, если ему трудно самостоятельно встать и одеться без помощи родителей? Или он живет в реабилитационном центре и никак не может уединиться, чтобы исследовать свою сексуальность, как это делают другие дети. Но взрослея, эти люди приобретают такие же сексуальные стремления и желания. Однако эти люди могут и не знать подходящих способов удовлетворения своих сексуальных нужд. И тогда они их начинают подавлять, а это прямой путь к депрессии. Поэтому вопрос сексуального воспитания и просвещения так важен. Родителям необходимо прививать подросткам чувство привлекательности для лиц противоположного пола и правильного понимания своей роли будущих мужчин и женщин. Особенно это важно для подрастающих девочек, которые иначе свыкнутся с мыслью о своем будущем одиночестве и невозможности иметь детей. И прежде всего самим родителям надо отбросить мысль, что их дочь недостойна любви только потому, что ущербна физически. Если самим родителям трудно переступить через барьер, препятствующий откровенным беседам, можно попросить об этом других близких родственников, а лучше обратиться к специалистам в психологические службы. И не надо препятствовать общению своих детей со здоровыми сверстниками, это обогатит обе стороны.

Поднятая мною тема секса вызвала раздоры между участниками интернет-форума для инвалидов, многих эта тема рассердила. Но были и такие, кто поддержал меня, хотя они и не в большинстве. Многие инвалиды приходят к осознанию, что они также сексуальны, как и здоровые люди, но некоторые все еще продолжают заблуждаться.

Одна из основных проблем инвалидов, желающих сексуальных отношений — найти сексуального партнера. Сами инвалиды стараются не назначать свиданий другим инвалидам. Многие из них питают ненависть к другим инвалидам, им хочется сказать: «Я не такой, как они!»

Главный вопрос, который задают люди с ограниченной дееспособностью «Могу ли я быть привлекательным, если сижу в инвалидном кресле?» Часто, если человек немощен в течение длительного времени, его представление о своем теле начинает включать инвалидное кресло, подпорки, катетер, памперсы. И тогда это мешает чувствовать себя привлекательным. Чтобы вести полноценную сексуальную жизнь, люди с ограниченной дееспособностью нуждаются в помощи врачей и специальной секс-терапии. Такая секс-терапия должна поставить перед собой следующие задачи: просвещение этих людей в половой жизни; помощь в решении проблем сексуального самовыражения; принятие своего тела; развитие чувствительности тела и поиск новых эрогенных зон, применение новых техник и приемлемых поз, использование предметов секс-индустрии – фаллоимитаторы, вибраторы, вакуумные помпы-тренажеры, фаллопротезы. Инвалидной сексопатологией занимаются специалисты в ряде наших клиник, но эта работа не считается первостепенной, и практически не выходит за рамки научных исследований. Со мной поделилась одна девушка, которая проходила реабилитацию в Канаде. «В один из   реабилитационных центров Ванкувера попала через месяц после аварии. Так там видела, что с людьми работает врач-сексолог. Его кабинет открыт для приема целый день, туда мог войти любой желающий как по записи, так и без.  Каждый вечер обязательно лекции с просмотром фильмов. Я однажды заехала в зал,  а на экране чуть ли не порно. Хотя я не ханжа, и меня трудно чем-либо удивить».

На западе многое делается для информирования и обучения  инвалидов сексуальности,  издаются специальные пособия, выпускаются видеокассеты с лекциями сексопатологов, рассказами супругов, снимаются фильмы, где герои — пары инвалидов, которые делятся своим личным опытом секса, в фильмах есть места, где пары занимаются сексом обнаженные. Наверное, именно такие моменты фильма девушка окрестила порнографией.

Кстати, каждые два года в Москве проходит фестиваль «Кино без границ», посвященный проблемам инвалидов. На одном фестивале был показан фильм «Невысказанные желания» (Untold Desires) австралийского производства. Это серия интервью о сексе с инвалидами с разной степенью недееспособности. Этот документальный фильм удостоен множества международных призов. Но найти у нас его невозможно. А подобные фильмы достойны показа по центральным каналам. Искренность и честность людей, рассказывающих о себе в фильме, помогут здоровым людям воспринимать инвалидов реалистично, а самим инвалидам понять, что физическая недееспособность не является причиной отказа от секса.

Существует еще одна категория людей с ограниченными способностями. И мне хочется привести цитату одного инвалида, который переживает в течение длительного времени последствия родовой травмы. Он практически неподвижен и страдает от сильной спастичности. «Говоря о сексуальных проблемах инвалидов, вы имеете в виду, прежде всего, людей, подобных себе, т.е. тех, у кого нелады с физиологией, но которые внешне более или менее привлекательны или, во всяком случае, не отталкивают. А задумывались ли вы о людях с ДЦП? Их мимика, речь, непроизвольные движения требуют долгого привыкания окружающих. В то же время мы не только полноценные мужчины и женщины, но более того, у молодых церебральников часто бывает повышенное влечение. Но наши интимные связи друг с другом затруднены просто физически, – представьте двух любящих людей в колясках с непослушными руками и ногами, сжатыми спастикой. Страдания, которые мы испытываем от невозможности не просто полноценной, но и любой формы близости бывают столь непереносимыми, что я знаю случаи, когда люди от этого вынужденного воздержания попадали в психиатрические больницы».

Оторванность от общества здоровых людей, стеснительность и страх общения с ними, семейное воспитание и запреты, – все это приводит к возникновению нестандартных форм половых отношений.  Например, когда инвалид решается на связь со значительно более старшим партнером, когда между женщинами возникает однополая любовь, и очень часто молодому инвалиду сексуальная помощь оказывается со стороны одного из здоровых членов семьи. В домах-интернатах, где годами живут тяжелые инвалиды обоих полов, на помощь им в решении сексуальных проблем приходят ночные дежурные няньки, кто за мзду, а кто за свою долю удовольствия от созерцания. Общепринятая мораль здесь должна отступить. Ведь, по сути, у нас ничего не делается для этой категории людей.

Во Франции в марте этого года вышла газета «Libération» с заглавной темой — сексуальная помощь инвалидам, и как инвалиды решают свои сексуальные проблемы. Заголовок к статье «Инвалиды. Секс для всех». В статье обсуждался фильм «Суррогат», основанный на реальных событиях. В фильме идет речь о поэте и журналисте, который в возрасте 38 лет решил потерять девственность с официальным ассистентом или суррогатным секс-партнером. Герой болел полиомиелитом и мог выходить из своего металлического бокса только на 2-3 часа в день. Он сделал это в США, где такие секс-ассистенты  — это официальная профессия.

Терапия с суррогатным партнером впервые была начата в 70-е годы в США. Теперь такая помощь распространена в Израиле, Австралии, Дании и Швеции. Подобная терапия приносит хорошие результаты в работе с людьми, перенесшими сексуальные травмы в детстве или во взрослом возрасте, с людьми, утратившими доверие и неспособных к партнерским отношениям, и, конечно, с инвалидами. Это помощь для тех, кто не может по состоянию здоровья вступить в половой контакт или не может удовлетворить себя сам. Причем для тяжелых инвалидов такой секс в США покрывает страховка. Суррогатный секс-партнер работает совместно с психотерапевтом, выполняя всю физическую часть работы. Он владеет массажем, развивает эрогенные точки на теле, подбирает допустимые позы для инвалида, вступает в половой контакт. Но количество таких встреч строго ограничено. Между клиентом и сексуальным ассистентом  возникают настоящие чувства и отношения. Это чувства привязанности, нежности, иногда гнев, разочарование, т.е. все чувства, присущие людям. Это становится сердцевиной психотерапевтической работы. Может такая форма терапии — это и есть гуманность?

А вот как фантастично звучат слова германского эксперта в области социального обеспечения Аниты Тыш: «Я не знаю, распространен ли такой опыт по всему миру, но я знаю, что если наши инвалиды имеют право на то, чтобы автобусы были оборудованы специальными подъемниками, чтобы им предоставляли бесплатные лекарства и снабжали свежими продуктами, т.е. обеспечивали им достаточно высокое качество жизни, то они, разумеется, имеют право и на то, чтобы мы субсидировали их интимную жизнь». Часть лицензированных проституток в Германии уже прикреплены к местным органам социальной опеки, которые оплачивают их визиты к инвалидам.

Было бы гуманнее, если наше общество перестало прикрываться своеобразной моралью и говорить о падении нравственности. Нравственность – это уважение и забота о людях. Она не имеет никакого отношения к тому, каким образом люди получают сексуальное наслаждение, если своими действиями они не попирают прав других людей и не нарушают особых обязательств.