№6 Мультфильмы и…

ФАКТОРЫ РИСКА НА ЭТАПАХ ПСИХОСЕКСУАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ МУЖЧИНЫ

ПРОКОПЕНКО Юрий Петрович -

 кандидат медицинских наук,

ведущий сотрудник  Научно-методического Центра

медицинской сексологии и сексопатологии,

г.Москва

Процесс психосексуального развития отражает биосоциальную природу человека, в идеале приводя к образованию гармоничного сочетания полового влечения и психологического обоснования интимных отношений с представителями противоположного пола в рамках социальной приемлемости данного общества. Однако, если с улучшением питания, гигиены, здравоохранения в рамках развития цивилизации биологические факторы влияния постепенно ослабевают, то социальные нагрузки на психику ребенка-подростка-юноши возрастают. Это может приводить к размыванию четких половых ролей, ослаблению естественной агрессивности сексуального поведения, образованию locus minoris сексуальности, как таковой.

Среди факторов возможного негативного воздействия можно выделить следующие:

1. Эротизация детской продукции, в частности, игрушек и мультфильмов, подчеркивающих половые различия и вызывающих преждевременный интерес к информации, являющейся содержанием последующих этапов психосексуального развития. Это, казалось бы, самые детские фильмы, например, Холодное сердце, Храбрая сердцем, сериал про Артура, Астробой и другие. 

Кадры из мультсериала про кукол Вингс. Представьте эти же сцены в «живом» исполнении. Есть ли сомнения, что это не порнография?

Еще один образчик из того же сериала – это тоже НЕ детская порнография?

  Или японский сериал «Наруто» :

 

Прекрасные мультфильмы, затрагивающие самые тонкие струны не только детской души – Рапунцель, Холодное сердце – на фоне заостренной сексуальности героев и героинь: тонкаяпрорисовка подробностей, тешащих взгляд взрослых, но явно преждевременных для разглядывания детьми, не прошедшими полноценные этапы психо-сексуального развития.

Взгляните на кадры из мультфильмов, которые смотрят дети, начиная с 3-4 лет: подчеркивание сексуальности, вызывающее весьма положительную реакцию у взрослых, становится ориентиром для детей в возрасте, не позволяющем критически оценивать подаваемую информацию. В результате идеалы, вдалбливаемые в детский мозг, остаются в тех же укромных уголках, где до преклонных лет живут назидания мамы, папы, бабушки – значимых третьих, с призраками которых не на жизнь, а на смерть воюют взрослые невротики.

Единственный мультфильм из этой серии, вероятно, многие из вас еще помнят: Бременские музыканты с принцессой в мини-юбке. Вспомните свое отношение к этой картине в далеком шестьдесят девятом году. Для меня, девятиклассника, это был шок – и я до сих пор с тайным удовольствием смотрю именно на эти персонажи. А что говорить о еще более сексуализированных мультфилимах сегодняшнего дня?

К сожалению, я не нашел вызывающие кадры из последнего шедевра мультпоказа – Холодное сердце. В нем есть сцена, в которой главная героиня скидывает с себя груз прошлого и превращается у самодостаточную и самоуверенную молодую женщину. Она идет прямо на камеру, вызывающе покачивая бедрами, и тщательно выписанные складки платья  послушно прилегают к ее лобку и животу. В исполнении живой актрисы такая сцена была бы расценена, как минимум, на 16+. А в мультисполнении – старше четырех лет!

2. Доступность информации сексуального и порнографического содержания для детей и подростков любого возраста, при том, что этот интерес уже пробужден мультфильмами и игрушками. Эта доступность может приводить к нарушению последовательность этапов психосексуального развития, обесцениванию межличностных отношений в сексе, извращению социальной роли интимных отношений. Эта доступность обеспечивается, прежде всего, если не исключительно, интернетом.

Среди посетителей сайта просветительской сексологический направленности (ничего криминального, только взвешенное просвещение профессиональным врачом-сексологом) 10 %  посетителей младше 18 лет, а младше 10 лет — 8 % — мальчики, 14 % девочки от всех несовершеннолетних.

Вопросы, задаваемые ими, можно разделить на практически равные половины: то, что у взрослых можно было бы отнести к псевдо-импотенции, то есть преувеличенные, порой фантастические запросы по отношению к себе и к партнеру; и невротические, то есть отражающие уже сформировавшиеся механизмы сшибки между хочу и могу. Вопросы, имеющие целью простое получение информации, встречаются крайне редко.

Понятно, что тут имеет место естественный отбор, выявление заболеваемости по обращаемости, а не по обследованию, тем не менее, даже такая однобокая статистика не может не вызывать настороженности.

Бесконтрольное пользование интернетом приводит к тому, что каждый восьмой несоврешеннолетний подвергается сексуальному насилию в сети. От агрессивной сексуальной и порнографической рекламы до личных писем со стороны посетителей каких-то сайтов, связанных с обсуждением интимной тематики. Каждый восьмой! В то время, как в реальной жизни цифры ниже практически на порядок. В результате нарушения этапности психосексуального развития становятся почти неизбежными. И тем больше этот риск, чем меньше возраст потерпевшего.

3. Социальные эксперименты (запланированные или стихийные), стремящиеся подменить понятие половой роли гендерным подходом, что не позволяет занять твердое и обоснованное место в категориях «мужчина-женщина» и «мужчина-мужчина».

Несмотря на то, что указанные влияния затрагивают, в основном, личности с некой ослабленной биологической почвой, массированные и разносторонние влияния в рамках наиболее активно посещаемых точек просвещения и воспитания создают реальную угрозу смазанных, маловыраженных нарушений процесса психо-сексуального развития, но зато в массовых обьемах.

Затягивание этапов психо-сексуального развития, размытость границ перехода от одного этапа к другому, малая энергонаполненность и низкая личная значимость происходящих изменений в связи с доступностью интимной информации и спокойным отношением значимых третьих к получению и содержанию этой информации создает локус минорис в самих основах социального аспекта сексуальности.

Современная модная политика терпимости, толернтности хороша для благополучного, социально стабильного общества и социально зрелых людей – взрослых, подчеркиваю – взрослых – его членов. Но не стоит забывать, что социальные воздействия не могут быть позитивными, если не учитывают биологическую  природу человека.  Поэтому искусственное изменение уровня напора, агрессивности, соперничества – понятий, которые недаром всегда были, да и сейчас остаются символами мужественности, — приводит к подрыву самой природы полового поведения у мужчин.

То же касается и природы женственности: сексуализация «домашнего» поведения самки наряду с маскулинизацией социального поведения не позволяют женщине быть естественным звеном в продолжении рода. Ей, женщине, очень часто приходится выбирать между социальным и биологическим предназначением, жертвуя чем-то одним, хотя эта жертва, чего бы она ни касалась, на самом деле оказывается лишь данью моде или предрассудкам.

Согласно теории Овертона – очень рекомендую всем с ней ознакомиться, например, здесь:  http://brenik.livejournal.com/3423181.html  . Она кратко иллюстрирована в несколько строчек:

В рамках этой технологии мы сейчас находимся на стадии «мы здесь власть», то есть на стадии принятия обществом нового, недавно неприемлемого положения вещей. Эффективность этой технологии доказана многократно в рамках новейшей истории: легализация гомосексуальности, процесс признания нормальной педофилии, детской эвтаназии, стирание различий полового поведения в рамках гендерного подхода и терпимости и др. Противопоставить размыванию половой роли мужчины и женщины можно только одно – реальные организационные действия по профилактике смешения понятий пола и воспитанию согласно половым различиям, не допускающим бесполое смешение детей в аморфную массу бисоциалов и бисексуалов.