№7 ИСТОРИЯ И ОСОБЕННОСТИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ СЕКСОЛОГИИ

ЩЕГЛОВ Лев Моисеевич – доктор медицинских наук, профессор,  президент Национального института сексологии (Санкт-Петербург)

Формирование российской государственности и общественного сознания начиналось отнюдь не с жестких моральных запретов и ограничений. Наряду с христианской аскезой всегда существовала народная карнавальная культура, восходящая к древнеславянскому язычеству,с далеко не пресным отношением к эротике.

Древнерусская сексуальная культура плохо известна не потому, что ее не было, а потому, что отечественная цензура, как царская, так и советская, блокировала все попытки исследования этой темы. Так, по данным И.С. Кона, составленный Владимиром Далем в середине ХIХ в. сборник «Русские заветные пословицы и поговорки», впервые был опубликован только в конце ХХ века, притом в Гааге. Широко известные эротические сюжеты Александра Афанасьева «Русские заветные сказки» автор сам переправлял для издания на Запад. А большая рукопись А. Афанасьева «Народные русские сказки. Не для печати. Из собрания А.Н. Афанасьева.1857 – 1862» впервые опубликована полностью только в 1997 г.

Понятно, что в советское время цензурные ограничения были жестче и фактически проявлялись в форме тотальных запретов.

Разрозненные публикации об истории отечественной сексуальной культуры и специфике, складывающейся научной концепции, появились лишь в начале 90-х годов ХХ века в постперестроечной России (И.С. Кон, Г.С. Васильченко, Д.Л. Буртянский, В.В. Кришталь, С.Т. Агарков, Л.М. Щеглов).

К специфике сексуальной культуры в России И.С. Кон относит ряд особенностей. Это:

  1. Фактическое отсутствие как понятия, так и феномена, частной, личной, индивидуальной жизни. Этот факт объясняется длительным существованием крепостного права и сельской общины при полном подчинении деспотическим государственным институтом. Никаких, даже зачаточных проявлений гражданского общества и общественного мнения как инструментов воздействия на государство, не существовало.
  2.  Все новое в русском обществе внедрялось сверху государственным давлением. Индивидуальные варианты поведения в этой обстановке не допускались и блокировались, что исключало разнообразность подходов к пониманию сексуальной культуры.
  3. Контраст и противоречие между официальным, «высоким», антисексуальным отношением к человеку и «низким», бытовым, «вульгарным» взглядом народной культуры были выражены на Руси гораздо ярче, чем на Западе.
  4.  З. Фрейд отмечал амбивалентность как основное свойство и специфику русского человека. Особенностью русской сексуально-эротической культуры стали прежде всего противоречивость и неоднозначность.

Так русское общество с начала своего возникновения и фактически до сих пор является достаточно патриархальным с сексистскими установками на подчиненность и некую неполноценность женщины. Где еще можно найти поговорки: «Курица – не птица, женщина – не человек», «Бьет – значит любит»? В то же время в русской истории женщина всегда играла значимую роль не только в семейной, но и политической жизни общества (княгиня Ольга, царевна Софья). Общеизвестен психоаналитический взгляд на глубинную женственность русского национального характера, которая определяет вечное ожидание суженого, жениха (Н. Бердяев). Вот и приходят женихи от чужеродных Рюриковичей до своих Лжедмитриев и Жириновских.

Бессознательная женственность русского характера определяет отождествление многих значимых понятий с образом женщины («Родина – мать», «Мать – сыра земля», «Как невесту Родину мы любим, бережем как ласковую мать»).

Учение Фрейда о бессознательном как глубинной сути психики человека Карл Густав Юнг дополнил представлениями об архетипах, о коллективном бессознательном, определяющем общие черты расы, народа, сообщества. Согласно представлениям К.Г. Юнга, кроме изначальной женственности, другой российской архетипией является подспудное стремление к абсолюту наряду с пренебрежением к реальности, обыденности и конкретикой бытия. Россия оживает при великих потрясениях, средний спокойный строй жизни у нас не получается. Грабить богатых на Руси грехом не было никогда. Пугачев, Разин и Дубровский – предки экспроприирующих большевиков…

Отношение к сексу в нашей стране не избежало этих закономерностей. Крутые повороты и рывки, попытка изменить общественное мнение к противоположному, поиски абсолюта в отрыве от реальности стали достаточно характерны для формирования отечественных общественных взглядов на секс, любовь, эротику.

В истории отечественной сексуальной культуры можно выделить четыре важных периода обострения общественного интереса к проявлениям сексуальности. Это:

  1. Период конца XIX – начала XX вв.
  2. 20-е годы XX века.
  3. 60 – 80 годы XX века.
  4. Период конца XX – начало XXI вв.

Первый период

Литераторы и публицисты этого периода повсеместно отмечали «сгущенную атмосферу половой распущенности», Саша Черный писал:

«Проклятые» вопросы,

Как дым от папиросы,

Рассеялись во мгле.

Пришла Проблема Пола»…

Российское общество, вступая в эпоху социальных катаклизмов, выводит сферу сексуального из области религиозных представлений, ценностей и норм в сферу общественного. Вслед за европейскими психиатрами отечественные врачи начинают научно-практическое изучение человека, подвергая пересмотру, сложившиеся ранее в лоне религиозных догматов, представления о «нормальности» и «ненормальности» влечений.

В то же время возникают общественные дебаты о проблеме социального равноправия женщин, послужившие предтечей формирования феминизма. Впервые общество пытается определить свое отношение к таким явлениям как проституция, венерические болезни, аборты.

Сама попытка общественных дискуссий характеризовалась противоречивостью позиций публицистов, философов и медиков.

Особенный интерес представляет точка зрения Вл. Соловьева, который критиковал психиатрию и формирующуюся сексологию за туманность и неконкретность понятия нормы в сексуальных отношениях. Он обращал внимание на ущербность распространенного среди медиков того времени подхода к пониманию нормы, позже получившего определение «статистического». Суть его в том, что в качестве основного критерия берется статистическая представленность в реальной жизни того или иного явления. Те сексуальные влечения и последующие действия, которые встречаются сравнительно редко, обозначаются ненормальными и признаются патологией. А те, которые часто и повсеместно проявляются, квалифицируются нормальными.

В качестве иллюстрации ложности подобного подхода философ анализирует поведение фетишиста, для которого часть (определенная часть тела, или признак, или деталь одежды) всегда важнее целого и именно она, эта часть, определяет для него необходимое сексуальное возбуждение, обеспечивающее сексуальную разрядку. В данном случае часть становится на место целого, явление на место сущности. Но если волосы или нога являются только частью тела, то и само тело в целом только часть женского существа, личности. Почему же многочисленные любители и ценители тела не называются фетишистами, не определяются патологическими субъектами и не подвергаются лечению? – ставит вопрос В. Соловьев. По мнению философа, проблема в отделении и обособлении «низшей животной сферы от «высшей духовной». Далее, он формулирует весьма важный принцип: вне единства телесности и эмоциональности («сердечности») невозможно найти объективного критерия для отличия нормального от патологического в сфере сексуальности человека. Далее В. Соловьев приходит к выводу, что в основе разделения влечений на нормальные и патологические лежит оценка их соответствия или несоответствия биологическому предназначению полового акта, т.е. деторождению. Но ведь если влечение фетишиста к детали женской одежды, конечно, не отражает цель воспроизводства человека, то также эта цель исключена при посещении проститутки. При этом критерии поведения фетишиста тождественно поведению посетителя публичного дома и «нет ни малейшего основания считать одного из них нормальным, а другого аномальным».

Эти проблемы интересовали и другого не менее известного российского философа Николая Бердяева, который считал, что никакое научное знание не дает возможности провести четкую границу между «нормальным» и «неестественным».Эта граница всегда проводится с использованием критериев морали, которая, как мы знаем, достаточно изменчива и зависит прежде всего от типа общества, времени, географии места и еще целого ряда весьма непостоянных характеристик. В силу этого, утверждал Н. Бердяев, «естественное» не может рассматриваться как категория добра и зло, это продукт постоянного изменения и уточнения, сексуальное самовыражение не адекватно понятиям «норма-патология» разнообразно и связано с расширяющейся свободой выбора.

В это же время некоторые отечественные врачи осознают бесперспективность изучения сексуальности исключительно в клинике и приступают к сбору и анализу конкретных данных о сексуальном поведении современников. Первым отечественным статистическим опросом по данной теме считается исследование доктора В.В. Фавра, проведенное в 1902 г. в Харькове. Он изучал источники заражения венерическими заболеваниями у 1298 мужчин.

В 1905 г. сотрудник Московского университета М.А. Членов составил и распространил среди студентов анкету, на которую ответили 2150 студентов. Анкета состояла из более чем 200 вопросов, большая часть которых предназначалась для исследования особенностей сексуального поведения студентов того времени. Интересно, что 92% опрашиваемых отметили у себя «раннее проявление полового чувства», половая жизнь до поступления в университет отмечалась у 67%, сознательное воздержание к моменту заполнения анкеты у 23%. Неудовлетворенность от полового воздержания испытывали 57%. Среди тех, кто начал половую жизнь до обучения в университете, половина сделала это между 14 и 17 годами, 22% в 16 лет. Первым сексуальным партнером у 41% была проститутка, у 39% прислуга и у 10% замужняя женщина. 25% опрошенных имели венерические заболевания. Анализируя полученные данные, М.А. Членов сделал выводы о необходимости широких социально-психологических мер среди молодежи (улучшить материальное положение, вести пропаганду браков, поднимать уважение к женщине, заниматься половым просвещением, ввести специальное законодательство о проституции). Как мы видим, действия, предлагаемые М.А. Членовым в начале XX века, остаются достаточно актуальными и для России начала XXI века.

В 1908 г. доктор Д.Н. Жбанков распространяет анкету с вопросами, близкими к формулировкам М.А. Членова среди женщин, учащихся медицинских и педагогических курсов г. Москвы. Интересно, что основная часть анкет (осталось 324 из 6000 предложенных к заполнению) была конфискована полицией под предлогом аморальности их содержания.

В это время врачей и педагогов особенно волнует «онанов грех» и его возможные последствия. В обществе в качестве бестселлеров зачитываются книги о «невосполнимом расстройстве здоровья от рукоблудия», о сумасшествии и уродствах как результате онанизма. Любые проявления подростковой сексуальности оцениваются как аморальные и патологичные. Можно говорить об «онанофобии» как явлении, достигшем пика в общественном сознании России конца XIX – начала XX вв.

 

Второй период

20-е годы XX века характеризовались резкой ломкой общественных ценностей и социально-психологических стереотипов, возникших после октябрьской революции.

На фоне поисков новых нравственных принципов для потрясенного общества, получившего название «советского», отмечается ослабление института брака, изменение семейных ценностей, резкое увеличение числа абортов, рост проституции и венерических заболеваний. Происходящие изменения позволили некоторым современным авторам (С.И. Голод) определять их как «сексуальную революцию 20-х годов».

По мнению И.С. Кона, «большевистская философия пола и сексуальности была примитивна как огурец»:

  1. Все проблемы, которые издавна волновали человечество, порождены частной собственностью и эксплуатацией человека человеком;
  2. Социалистическая революция может и должна их разрешить, т.е. ликвидировать;
  3. Сделать это можно быстро и радикально, не останавливаясь перед издержками, и уповая, в первую очередь, на силу диктатуры пролетариата;
  4. Классовые интересы и социальный контроль важнее индивидуальной свободы.

Активизируются социологические опросы, проводимые врачами с целью зафиксировать специфику сексуального поведения (И. Гельман, 1923; Г. Баткис, 1925; В. Клячкин, 1925; М. Бараш, 1925; С. Голосовкер, 1925, 1927 и т.д.) По данным С.И. Голода, обобщившего результаты основных исследований 20-х годов, добровольные связи имели в среднем от 85% до 95% мужчин и от 48%до 62% женщин. Мужчины в то время в среднем начинали половую жизнь между 16 и 18 годами, около четверти опрошенных – до 16-летия. Женщины начинали половую жизнь позже мужчин, но разница в цифрах между полами постепенно уменьшалась. В качестве ведущего мотива вступления в связь и начала половой жизни женщины называли «любовь» (49%), «увлечение» (30%), «любопытство» (20%), мужчины – «половую потребность» (54%), «увлечение» (28%), «любопытство» (19%).

Внебрачные связи в то время принципиально оправдывали около половины студенток, фактически их имела каждая третья.

Сексуальная идеология, предлагаемая большевиками, дискутировалась в двух основных вариантах. Первый вариант «новой сексуальной идеологии» предлагался Александрой Колонтай в широко известной в те времена статье «Дорогу крылатому Эросу!» (1923). Автор статьи утверждал, что для пролетариата сексуальные отношения должны быть обязательно окрашены любовью, исключительно физическое влечение недопустимо и аморально. Форма любовных отношений, наличие или отсутствие брака, длительность отношений или сиюминутность не существенны. Пролетарская мораль, по Колонтай, должна формироваться на трех основных положениях: равенстве мужчины и женщины в отношениях, взаимном признании прав другого без претензий владеть им безраздельно и товарищеской чуткости по отношению к близкому человеку.

С иных, более жестких и догматических позиций, подходил к этой проблеме известный психиатр 20-х годов, сначала убежденный психоаналитик, а затем – ярый гонитель советского психоанализа, один из основоположников педологии А.Б. Залкинд. Процитируем его знаменитые «Двенадцать половых заповедей революционного пролетариата», опубликованные в 1924 г.: «Если то или иное проявление способствует обособлению человека от класса, уменьшает остроту его научной пытливости, лишает части его производственно-творческой работоспособности, необходимой классу, понижает его боевые качества, – долой его. Допустима половая жизнь лишь в том ее содержании, которое способствует росту коллективистских чувств, классовой организованности, производственно-творческой, боевой активности, остроте познания. Так как пролетариат и экономически примыкающие к нему трудовые массы составляют подавляющую часть человечества, революционная целесообразность тем самым является и наилучшей биологической целесообразностью, наибольшим биологическим благом…

Вот подход пролетариата к половому вопросу:

  1. Не должно быть слишком раннего развития половой жизни в среде пролетариата…
  2. Необходимо половое воздержание до брака и брак лишь в состоянии полной социальной и биологической зрелости.
  3. Половая связь – лишь как конечное завершение глубокой всесторонней симпатии и привязанности к объекту половой любви.

Чисто физическое влечение недопустимо… Половое влечение к классово-враждебному, морально-противному, бесчеловечному объекту является таким же извращением, как и половое влечение человека к крокодилу, к орангутангу…

  1. Половой акт должен быть лишь конечным звеном в цепи глубоких и сложных переживаний, связывающих в данный момент любящих…
  2. Половой акт не должен часто повторяться…
  3. Не надо часто менять половой объект. Поменьше полового разнообразия…
  4. Любовь должна быть моногамной, моноандрической (одна жена, один муж)…
  5. При всяком половом акте всегда надо помнить о возможности зарождения ребенка – и вообще помнить о потомстве.
  6. Половой подбор должен строиться по линии классовой, революционно-пролетарской целесообразности. В любовные отношения не должны вноситься элементы флирта, ухаживания, кокетства и прочие методы специально полового завоевания.

Половая жизнь рассматривается классом как социальная, а не как узколичная функция, и, поэтому, привлекать, побеждать в любовной жизни должны социальные, классовые достоинства, а не специфические физиологически-половые приманки, являющиеся в своем подавляющем большинстве либо пережитком нашего до-культурного развития, либо развившиеся в результате гнилостных воздействий эксплуататорских условий жизни…

  1.  Не должно быть ревности.
  2.  Не должно быть половых извращений…
  3.  Класс, в интересах революционной целесообразности, имеет право вмешиваться в половую жизнь своих сочленов. Половое должно во всем подчиниться классовому, ничем последнему не мешая, во всем его обслуживая…»

Сегодня восприятие этого текста невозможно без его оценки как абсурдистского, а в 20-е годы ХХ столетия многие в Советской России принимали его с воодушевлением. Позднее, в 30-х и 40-х годах в сталинской России казалось, что наступает полное торжество «заповедей» А. Залкинда, но и это было весьма кратковременным по историческим меркам.

Третий период. 60 – 80-е годы ХХ столетия

60-е – 70-е годы нашего столетия озарялись вспышками молодежных бунтов университетских центров Европы и Северной Америки. Двадцатилетние крушили все вокруг, протестуя против фальшивой и лицемерной структуры общества «взрослых». Бизнес, политика, семья и само общество вызывало у них неприятие. В это время прозвучал лозунг «Битлз»: «Не занимайтесь войной, занимайтесь любовью!» Секс стал восприниматься как уход от окружающего лицемерия, как своеобразный наркотик, позволяющий отвлечься от реальности, сконструировать приятные ощущения.

В это время прозвучали радикальные призывы разрушить фальшивый институт семьи, где чувства ушли, люди обманывают друг друга, изменяют и т.п. Цифры разводов были весьма впечатляющими.

Прошло два – три десятилетия. Западное общество пережило кризис, более того, семья становится основной ценностью существования человека. Статистика разводов кардинально изменилась к лучшему в большинстве западных стран.

В России о нарастающем вале разводов впервые заговорили в конце 80-х годов, тогда же впервые была озвучена тенденция нарастания количества разводов. При всей социально-политической и культурной изолированности советского общества от Запада динамика сексуального поведения и семейных установок советских людей в основном и главном была той же, что и за рубежом.

И прежде всего речь шла о глобальном процессе изменения и ломки традиционной системы взаимоотношения полов. Сексизм (т.е. неравноправие полов) становится в западном обществе непопулярным и проявляется все меньше, отношения мужчин и женщин становятся более демократичными во всех сферах общественной и личной жизни, стереотипы маскулинности и фемининности становятся менее популярными и взаимоисключающими.

Понятно, что существенные изменения претерпевает и институт семьи, прежде всего это:

  1. Изменение системы власти.

Эту тенденцию можно обозначить как процесс перехода от патриархальной семьи к эгалитарной.

  1. «Нуклеаризация» современной семьи.

Многопоколенные семьи встречаются крайне редко, особенно в городах.

  1. Фактическое исчезновение понятия «многодетность».

Общий показатель фертильности в СССР 1958 – 1959 гг. с 2,8 детей на одну женщину снизился я за 30 лет до 2,1 в РФ 1988 г.

Четвертый период. Конец XX – начало XXI в.

В конце XX века в Советском Союзе начались « перестроечные» процессы, предвещавшие развал советского государства. Некоторые события, происходившие в то время, оказались весьма важными для истории отечественной сексологии.

2 января 1989 г. открылась первая в Советском Союзе (России) кафедра сексологии в Санкт-Петербургской академии последипломного образования.

Следует отметить, что впервые в этом учреждении, ранее называемом Государственный Институт для усовершенствования врачей (ГИДУВ), сексология преподавалась в 20-е и 30-е гг. XX столетия. Занятия велись на кафедре урологии под руководством заслуженного деятеля науки, профессора Б.Н. Хольцова. В 1926 г. вышла монография Б.Н. Хольцова «Функциональные расстройства мужского полового аппарата». В этом же институте преподавал и консультировал один из первых отечественных сексопатологов Л.Я. Якобзон. Ему принадлежат многочисленные монографии по сексологии, не потерявшие актуальность и сегодня («Половая холодность женщины». Л., 1927; «Вопросы пола». Л.,1927; «Онанизм у мужчин и женщин». Л., 1928 и др.) Психологические и психотерапевтические проблемы сексологии изучались ведущими школами академика В.М. Бехтерева и профессора С.Н. Давиденкова. Кафедра урологии ГИДУВа впервые в стране начинает разрабатывать проблемы андрологии (профессор О.Л. Тиктинский, доцент С.А. Каган). Монография С.А. Кагана, посвященная проблематике мужской сексуальности и бесплодия долгое время была основным руководством для врачей, изучавших эту тему.

В рамках циклов по психотерапии в 80-е гг. начинает звучать сексологическая проблематика. Силами отдельных специалистов (Г.С. Васильченко, А.М. Свядощ, С.С. Либих, И.С. Кон, Я.Г. Голанд и др.) в это время проводятся три Всесоюзных цикла по фактически отсутствующей специальности – сексологии.

Состав первой в России кафедры сексологии включал профессора С.С. Либиха, доцента Н.А. Михайлову и ассистентов кандидатов наук Л.И. Лычагину, Л.М. Щеглова и М.В. Екимова. Первой научной программой кафедры стала проблема сексуальных дисгармоний, по которой защищены три кандидатских диссертации (М.В. Екимов, Э.М. Дворкин и Л.Я. Рапопорт). Начинают выпускаться методические рекомендации и сборники научных трудов. С большим интересом врачи и психологи встречают сотрудников кафедры на выездных циклах (Москва, Рига, Архангельск, Мурманск, Воронеж, Самара, Сочи, Таллин, Вологда и др.). Отдельно следует отметить блестящие лекции московских сексопатологов – И.Л. Ботневой и В.М. Маслова.

В эти же годы в ГИДУВе активно разрабатываются вопросы андрологии (О.Л. Тиктинский, В.В. Михайличенко), кафедра урологии начинает разработку оригинальных хирургических операций по смене пола у транссексуалов, дерматовенеролог доцент Ю. А. Кушнев разрабатывает в рамках своей профессии сексологическую тематику.

Организуется городской сексологический центр, долгие годы возглавляемый известным сексологом Б.И. Ароновым.На базе этого центра ряд лет активно действует ежемесячный семинар для врачей и психологов, в рамках которого формируется мировоззрение врачей и психологов, интересующихся сексологией (руководитель доктор медицинских наук Б.Б. Малахов).

При кафедре сексологии более 10 лет периодически действовал семинар бывших слушателей, в котором существовала особая атмосфера поиска новых сексологических идей и взглядов. В этом семинаре выступали с оригинальными сообщениями врачи и психологи, философы и педагоги, нейрофизиологи и лингвисты. В качестве иллюстрации специфики семинара приведем лишь некоторые темы: «Хронобиология», «Театр и психиатрия», «Скрипт-анализ», «Судебная сексологическая экспертиза», «Когнитивные стили», «Искусство и секс», «Эдиповы сюжеты в мировой литературе», «Легенда об амазонках».

В феврале 1991 г. была учреждена сексологическая ассоциация «Культура и здоровье» (генеральный секретарь С.Т. Агарков). В эти «перестроечные» годы в стране наблюдалось явное ослабление таких государственных структур, как Министерство здравоохранения, Академии наук и появлялось стремление к образованию общественных организаций.

Сексологическая ассоциация «Культура и здоровье» изначально была задумана как общественная организация, объединяющая специалистов различного профиля: врачей, психологов. Юристов, журналистов, педагогов, издателей, производственников и всех тех, кто по роду своей деятельности соприкасался с проблемами пола и сексуальности, к этому времени уже была сделана попытка создания Всемирной ассоциации сексологов – закрытого корпоративного объединения, пизванного решать цеховые проблемы врачебной практики. Однако Всесоюзная ассоциация сексологов, в отличие от аналогичных организаций на Западе, не получила никаких административных полномочий ни на формирование рабочих мест, ни на проведение аттестации, кроме того оказалось, что на тот момент число специалистов-сексологов в стране едва достигало сотни, а достойных стать членами ассоциации – чуть больше тридцати человек, помимо этого. Всесоюзная ассоциация сексологов как профессиональная организация обошла своим вниманием научных работников и педагогов, которые по своей основе не являются практикующими врачами, в нее также не попали смежные специалисты и «сочувствующие». Именно среди «отверженных» возникла тенденция к объединению, все более остро чувствовалась необходимость создания более обширного объединения, куда могли бы входить не только врачи, а все те, кто интересуется вопросами секса и стремится реализовать какие-либо идеи.

Учредительное собрание состоялось в Ялте 2 – 3 февраля 1991 г. А уже 3 марта была произведена официальная регистрация сексологической ассоциации «Культура и здоровье». Ассоциация сразу стартовала как очень серьезная организация, которая легко формировала творческие коллективы для создания книг, диафильмов, телепередач; могла создавать временные научные коллективы и качественно выполнять серьезные научные заказы, проводить обучение специалистов. В ассоциацию сразу потянулись новые люди. В течение первых двух лет было принято около 250 ассоциированных, т.е. коллективных членов.

Спустя 2 года ассоциация стала членом Всемирной ассоциации сексологов и международного Общества научного изучения сексуальности.

Формирование и специфика отечественной сексологии и сексопатологии

В начале ХХ века отечественная медицинская сексология характеризовалась энциклопедическим подходом к изучению сексуальных расстройств. Накопление суммы знаний было направлено на ослабление прямолинейного биологического детерминизма в пользу социально-психологических механизмов. Анализ распределения и специфики научной литературы по годам издания в определенной степени отражает развитие отечественной сексопатологии. В Российской Национальной библиотеке насчитывается около 1500 публикаций по этой дисциплине, появившихся с конца XVIII века по настоящее время.

Следует отметить, что основной массив книг, изданных до 1917 г., составляют переводы иностранной литературы. Значительное количество изданий, выпущено с 1917 по 1930 гг., затем отмечается резкий спад публикаций по этой теме вплоть до начала 1960-х гг. и новое увеличение количества изданий в последние годы. Очевидно, что выявленная закономерность отражает общую динамику социально-политической ситуации в стране (А.Ц. Масевич, Л.М. Щеглов, 1985). Проводившиеся до 1917 г. и впервые годы советской власти отечественные социологические исследования в области сексологии («половые переписи») постепенно привели исследователей к осознанию междисциплинарного характера медицинской сексологии. Этот вывод представлен в работах отечественных социал-гигиенистов (М.А. Членов, 1907; И.Г. Гельман. 1926; С.Я. Голосовкер, 1925 – 1927; и др.). Затем в течение длительного времени социально-статистические исследования в стране не проводились, и лишь в 1969 г. диссертационная работа И.А. Попова вернула советскую сексопатологию на путь изучения статистического материала.

Три основных подхода к решению методологических задач медицинской сексологии – монодисциплинарный, мультидисциплинарный и междисциплинарный – достаточно полно отразились и в отечественной сексопатологии.

Монодисциплинарный подход характеризуется представлениями о «подведомственности» сексуальной дисфункции какой-либо традиционной медицинской специальности (уролог лечит «свою» сексуальную патологию, психиатр – «свою» и т.д.). Большинству отечественных специалистов сегодня понятно, что лечение пациента в рамках этого направления абсолютно бесперспективно, так как здесь исключается возможность целостного подхода к проблеме.

Мультидисциплинарное направление в сексопатологии характеризуется комплексностью в концепции лечения сексологических больных, когда предлагается «бригадная» помощь пациенту, т.е. одновременно со стороны врачей различных специальностей. Данное направление, несмотря на формально многопрофильный подход, не в силах адекватно оценить специфику сексуальных расстройств и, соответственно, определить способ их лечения. Современная отечественная сексопатология имеет объективные фундаментальные предпосылки для построения модели междисциплинарной сексологии, открывающий системный этап ее развития (Г.С. Васильченко, 1956, 1983, 1990; В.А. Геодакян, 1965, 1987; И.С. Кон, 1988; С.С. Либих, 1985, 1990; А.М. Свядощ, 1974, 1984, 1988, 1991).

Попытки создать условия для совершенствования врачей, специализировавшихся на вопросах сексопатологии, осуществлялись задолго до официального признания этой специальности. В 1963 г. в городе Горьком (ныне Нижний Новгород) под руководством профессора Н.В. Иванова впервые в нашей стране прошел Всесоюзный семинар по подготовке врачей-сексопатологов. Этот семинар был организован исключительно благодаря энтузиазму его участников – врачей различных специальностей, проявлявших интерес к проблемам сексологии и сексопатологии. Он явился провозвестником рождения самостоятельной научной дисциплины и организации специализированной службы здравоохранения. В дальнейшем подобные семинары состоялись в Горьком в 1964 и 1966 гг. В 1967 г. подобный семинар прошел на базе отделения сексопатологии Московского научно-исследовательского института психиатрии Министерства здравоохранения РСФСР. С 1973 г. это отделение выполняет функции Всесоюзного научно-методического центра по вопросам сексопатологии, координирующего деятельность сексопатологов по всей стране.

Важным событием явился выход в свет монографии А.М. Свядоща «Женская сексопатология» (1974), выдержавшей на сегодняшний день пять изданий. В 1977 г. в ленинградском Научно-исследовательском психоневрологическом институте (НИПИ) им. В.М. Бехтерева И.С. Коном был прочитан курс лекций по междисциплинарным аспектам сексологии для психиатров, психологов и сексопатологов. Обобщение этого материала, представленное автором в книге «Ведение в сексологию» (И.С. Кон, 1988), и сегодня остается методологической базой сексологов и сексопатологов нашей страны.

В 1970-е гг. произошло становление отечественной сексологической службы, состоящей из сети сексологических кабинетов в крупных городах и столицах республик. Первым документом, регулировавшим деятельность зарождающейся сексологической службы, явился приказ Министерства здравоохранения СССР № 920 от 22 ноября 1978.г., в котором отмечалось неудовлетворительное состояние лечебно-профилактической помощи больным с половыми расстройствами. В приказе констатировались факты разрозненности единичных научных исследований, отсутствие плановой подготовки врачей-специалистов, другие негативные явления в деятельности сексологической службы и предлагалось открыть сексологические кабинеты в структуре консультативных поликлиник из расчета одна должность врача и одна должность медицинской сестры на 1 миллион населения. Это соотношение явно не соответствовало реальным потребностям общества.

По решению Министерства просвещения СССР в 1983 г. в школах нашей страны были введены курсы «Гигиеническое и половое воспитание» в 8 классе (12 часов) и «Этика и психология семейной жизни» в 9 и 10 классах (34 часа). Однако практика показала, что в подавляющем большинстве случаев просвещение, проводимое в рамках указанных программ, не отвечало ни принципам, ни целям полового воспитания. Почему это произошло? Здесь можно выделить две основные причины:

Господство в обществе репрессивного, морализаторского отношения к сексуальности. Во многом это явление порождено вековыми предрассудками, согласно которым проявление сексуальности считалось непристойным, а сама тема – запретной. Исходя из этих положений, в обществе широко распространено мнение о вредности открытого и откровенного обсуждения проблем пола.

Отсутствие профессиональных кадров воспитателей. По сути дела речь идет о «воспитании воспитателей». Низкая сексологическая грамотность педагогов зачастую не позволяет им адекватно отвечать поставленным задачам, что сводит к нулю половое воспитание в школе. Родителям не менее трудно преодолевать барьеры, воздвигнутые их собственным воспитанием. Учитывая психологические особенности подросткового возраста, когда родители и педагоги чаще исключаются из референтной группы подростка, следует согласиться с Д.Н. Исаевым и В.Е. Каганом (1979), предлагающими врача в роли центральной фигуры организации полового воспитания.

Организация полового воспитания в стране представляется возможной при последовательной реализации трех этапов:

  1. Половое воспитание педагогов.
  2. Половое воспитание родителей (фактически речь идет обо всем взрослом населении страны).
  3. Половое воспитание детей и подростков

Половое воспитание населения, выдвигая на первый план врача, ставит перед ним задачу углубления собственных сексологических знаний, требует умения ориентироваться в вопросах психологии, единых методологических установках. Обеспечение этих задач гарантирует оптимизацию полового воспитания и, как следствие, распространение в обществе здорового образа жизни.

Изданный 10 мая 1988 г. приказ Министерства здравоохранения СССР № 370 «О дальнейшем совершенствовании сексопатологической помощи населению» и по сей день является основным документом, регулирующим и регламентирующим деятельность сексопатологической службы в стране. Благодаря приказу, номенклатура врачебных специальностей и врачебных должностей впервые пополнилась новой специальностью («67. сексопатолог) и должностью (95. врач-сексопатолог). Следует сказать, что и сегодня существуют определенные проблемы в организации лечебно-профилактической помощи больным с половыми расстройствами.

Основными проблемами являются:

  • недостаточное количество структурных подразделений сексопатологической службы;
  • разобщенность и недостаточная эффективность их действия;
  • неадекватная подготовка специалистов по психиатрии и психотерапии;
  • нерешенность вопросов подготовки и аттестации врачей;
  • отсутствие знаний основ сексологии и сексопатологии у большинства врачей широкого профиля.

Основным звеном сексологической службы должно стать специализированное отделение врачебно-психологического семейного консультирования, организуемое в составе психиатрических (психоневрологических) учреждений в городах с населением не менее 250 тыс. человек (для городов с населением до 250 тыс. человек и крупных городов предоставлена возможность организации подобных отделений на коммерческой основе). В качестве базового учреждения обычно выступает психоневрологический диспансер. Основными функциями отделения врачебно-психологического семейного консультирования являются профилактика, распознавание и лечение сексуальных дисгармоний и сексуальных расстройств. Включение этих отделений в структуру психоневрологического отделения имеет ряд обоснований.

Так, во-первых, по данным большинства исследователей, у 70 – 90% сексологических больных выявляются психические расстройства, преимущественно невротического уровня, а у 50 – 60% больных эти расстройства играют ведущую роль в происхождении сексуального нарушения.

Во-вторых, стержневые психические расстройства у пациентов требуют применения дифференцированных методов психотерапии, психофармакологии, навыков предотвращения социально опасных действий этих больных. И, наконец, как отмечают И.А.Попов и С.Т. Агарков (1987), появление врачей-андрологов и психоэндокринологов позволяет рационально разделить сферы их компетенции: сексопатолога как специалиста по нарушениям партнерских функций, андролога как специалиста по диагностике и лечению сексуальных перверзий, транссексуализма и хромосомных аномалий с сексуальной дефицитарностью.

Лица, обратившиеся в отделение врачебно-психологического семейного консультирования, не должны подлежать обязательному психоневрологическому диспансерному учету.

Спорным представляется вопрос динамического наблюдения за сексологическими больными. Д.Л. Буртянский, В.В. Кришталь и Г.В. Смирнов (1990) предлагают вести специальную картотеку лиц, состоящих на сексологическом диспансерном учете. На контрольной карте медицинской сестры при каждом посещении больного делаются пометки о стационарном и амбулаторном лечении с указанием наименования стационара, вида и формы проведенного лечения, дат его начала и окончания, общей оценки эффективности, а также дат данного и последующего посещения врача. Указанные авторы предлагают брать на диспансерный учет как супружеские пары, обратившихся за помощью в связи с имеющейся дисгармонией, так и мужчин и женщин, страдающих клиническими формами сексуальных расстройств. Пациенты при этом подразделяются на две основные категории учета – активного и пассивного.

Лица, находящиеся на активном учете, в свою очередь подразделяются на четыре группы:

  1. Нуждающиеся в специальном лечении, но не получившие его вовремя по различным причинам (врачебные консультации должны проводиться не реже 1 раза в месяц).
  2. Находящиеся в данный момент на стационарном лечении.
  3. Получающие в данный момент амбулаторное курсовое лечение.
  4. Завершившие курс сексологического лечения (наблюдаются в течение трех месяцев).

Спустя три месяца после проведенного лечения при условии полного восстановления половой функции пациенты 4-й группы учета переводятся в категорию пассивного учета. Лица, находящиеся на пассивном учете, наблюдаются врачом-сексологом один раз в три месяца. По истечении шести месяцев пребывания пациентов на пассивном диспансерном учете при отсутствии рецидивов они подлежат снятию с учета. Предлагаемая схема, естественно, может применяться при условии полной добровольности пациента и с его согласия, поскольку описанное динамическое наблюдение не является элементом психоневрологического учета.

В настоящее время больные с сексологическими проблемами обычно обращаются к врачу-психотерапевту городской поликлиники, а поскольку, как уже говорилось выше, в структуре невротических состояний сексологическая симптоматика занимает одно из ведущих мест, ориентированность врача-психотерапевта в медицинской сексологии представляется оправданной и необходимой.

На должность сексопатолога, согласно нормативным документам, может быть назначен врач, прошедший подготовку по психиатрии и сексопатологии. Психиатрическая подготовка врачей-сексопатологов необходима в связи с тем, что в своей практической деятельности им приходится оценивать психическое состояние пациента, дифференцировать сложные психопатологические симптомы и синдромы, выявлять психосоматические взаимосвязи.

Подготовка врачей по сексопатологии возложена на Центральный(в Москве) и Санкт-Петербургский институты усовершенствования врачей ( ныне Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова).

Схема специализации и усовершенствования врачей в области медицинской сексологии предусматривает повышение квалификации заведующих отделениями семейного врачебно-психологического консультирования и главных специалистов по сексопатологии области (города) в Центральном институте усовершенствования (Москва), а усовершенствование психотерапевтов, сексопатологов и медицинских психологов – в Санкт-Петербурге в Северо-Западном государственном медицинском университете им. И.И. Мечникова.

С 2000 по 2012 гг. в Санкт-Петербурге реализовывал профессиональную переподготовку врачей, психологов и педагогов по курсу «Методика и техника психолого-сексологического консультирования» Институт психологии и сексологии, ректором которого автор данной публикации имел честь быть.

Институт разработал следующие программы:

  • Введение в сексологию
  • Основы сексологии
  • История сексологии
  • Психология сексуальности
  • Концепции психосексуального развития личности
  • Медико-биологические аспекты сексуальности
  • Основы психопатологии
  • Возрастная психология и психология развития
  • История эротической культуры
  • Методы психологической диагностики в сексологии
  • Основные направления современной психотерапии
  • Сексуальная патология
  • Сексуальные девиации
  • Детская и подростковая сексуальность
  • Основы психосоматики
  •  Половая конституция
  •  Неврозы и сексуальные дисфункции
  •  Семейная психотерапия
  • Организация экстренной психологической помощи
  • Основы психологического консультирования
  •  Методы психокоррекции
  •  Психология семьи и семейное консультирование
  • Математические методы в психологии
  • Методики современной секс-терапии
  • Методы и методики саморегуляции в терапии сексуальных дисфункций
  • Сексологическое обследование
  • Диагностика в сексологии и сексопатологии
  • Формирование сексуальной ориентации
  • Философские и культурологические аспекты человеческой сексуальности
  • Организация и содержание работы сексолога-консультанта.

Сексологическая служба в нашей стране построена на принципе амбулаторной помощи, не лишающей пациентов привычного уклада жизни: они продолжают трудовую деятельность и сохраняют сексуальную активность. Необходимость госпитализации (в отделение неврозов либо в дневные стационары психоневрологических диспансеров) возникают только в случаях острых психопатологических состояний при сосудистой недостаточности гениталий (в ангиохирургические отделения), при острых урологических заболеваниях (в урологические отделения) и при специфических эндокринопатиях (в эндокринологические отделения). После стационарного лечения предусматривается амбулаторная сексуальная реадаптация партнерской пары.

В последние годы в стране наблюдается широкое распространение негосударственных коммерческих лечебных заведений, предлагающих услуги сексопатологов. Развитие этого вида медицинской практики отражает большой потребительский спрос со стороны общества. Положительно оценивая сам факт появления негосударственной альтернативной медицины, следует признать необходимость повышения профессионального уровня врачей-сексопатологов, работающих в подобных медицинских учреждениях.

Междисциплинарным исследованиям вопросов сексуального поведения, сексуального образования и сексуальной культуры призвана способствовать и учрежденная в феврале 1991 г. сексологическая ассоциация «Культура и здоровье», объединившая в рядах этой добровольной общественной организации ученых, педагогов и врачей практиков. В 2008 г. ассоциация «Культура и здоровье» реализовала проект Российское научное общество сексологов (РНСО) и курсы повышения квалификации «Психологическое консультирование в сексологии». В 2013 г. ассоциация создала Национальный институт сексологии (НИС).

В настоящее время сексологическая служба в нашей стране переживает период активной реорганизации, становления новых форм и структур, а также научно-исследовательских поисков, что позволяет надеяться на ее дальнейшее совершенствование.