Дерягин Г.Б. Явления, связанные с парафилиями

 

Дерягин Геннадий Борисович — доктор медицинских наук, врач судебно-медицинский эксперт, криминальный сексолог.

Для парафилий характерно и обязательно наличие какого-либо комплекса из следующих, связанных с ними явлений.

1) Эгодистония.

Буквальный перевод означает «я не в тонусе». Под эгодистоническим отношением к своему либидо (половому влечению) понимают непринятие его направленности и способов реализации, борьбу с ним. Например, гомосексуал не принимает своего сексуального влечения, так как они входят в противоречие с его собственными социальными и религиозными установками, противоречат общественной морали. Существует внутренний психический конфликт с самим собой, нередко приводящий к невротизации, депрессии, появлению суицидальных мыслей. В психопатологическом аспекте речь идет о навязчивом, обсессивном характере влечения. Это касается и других видов парафильных потребностей.

2) Эгосинтония.

Понятие эгосинтонии отражает согласие личности с направленностью своего сексуального влечения и способами его реализации. Внутренний психический конфликт с самим собой при этом отсутствует, преодолён, первый опыт, чаще всего, получен. Психопатологии может не быть (например, при гомосексуальности субъекта), но при её наличии действия часто приобретают характер импульсивных. Например, сексуальный садист согласен со способами реализации своего либидо, но эти способы могут быть общественно-опасными.

3) Компульсивность.

Под сексуальной компульсивностью понимают чуждость возникающих побуждений для их носителя, их непроизвольный характер, требующий повторения в момент внезапного и резкого сужения сознания.

При этом человек осознает асоциальность и даже болезненность своих сексуальных влечений, соответствующих фантазий. Однако влечение имеет навязчивый характер, возникает непроизвольно, часто на фоне стрессовых ситуаций, переутомления, быстро приобретает характер доминирующей идеи, имеет выраженную побудительную силу, препятствуя осуществлению привычных действий, сопровождается борьбой мотивов.

Реализация влечения, своих болезненных сексуальных фантазий сопровождается субъективным чувством облегчения, лёгкости, психосексуальной разрядки. Однако это чувство вскоре сменяется ощущением неадекватности совершенного поступка, появлением чувства вины, раскаяния, появляются снижение настроения, вялость, физический дискомфорт, вегетативные расстройства. В результате чувства вины и опасения наказания появляется и возрастает чувство тревожности.

4) Импульсивность.

При импульсивных расстройствах сексуальное влечение возникает внезапно для человека, его реализации не предшествуют внутренняя проработка и борьба мотивов. Между внезапно появившимся импульсом к действию и осуществлением самого действия проходит мгновение. Не будучи даже осознанным, появившееся влечение к действию часто реализуется без учета ситуации и обстановки. Этап выхода из этого состояния характеризуется кратковременным чувством облегчения, глубокого удовлетворения, даже счастья и одновременно состоянием некоторой неадекватности, лёгкой оглушённости, быстро появляющейся вялости, прострации.

5) Регрессивность.

Под регрессивностью (регрессом – возвращением назад) понимают появление черт поведения, характерных для более ранних этапов возрастного развития, чем тот, в котором в настоящее время находится данный человек. Выбор объекта сексуального влечения, в результате коммуникативной сущности сексуального контакта, может осуществляться на любом из незавершенных этапов индивидуального развития. При возникновении препятствия для взрослого, зрелого гетеросексуального, би- или гомосексуального функционирования (например, при естественном биологическом увядании и пр.) развивается подростковая или детская, инфантильная сексуальная активность. Например, человек от зрелой сексуальности возвращается к преимущественно подростковой мастурбаторной сексуальной активности или к сексу с детьми.

6) Фиксация.

Фиксироваться могут не только врожденные, но и приобретенные в индивидуальном опыте формы поведения. Механизмом фиксации обычно является импринтинг (реакция запечатления в подсознании чего-то конкретного, возникающая в результате сильного эмоционального впечатления от впервые увиденного, услышанного, испробованного).

Импринтинг обладает силой мотивационного научения и формирует сексуальную реакции на конкретную стимуляцию. Считается, что половое импринтирование происходит до достижения половой зрелости в допубертатном или раннем пубертатном периоде. Мы дискутировали по этому вопросу и пришли к мнению, что импринтинг возможен и в более позднем, юношеском возрасте до завершения полового созревания.

Фиксация предполагает стереотипность, ритуализацию сексуального поведения, что характерно для парафилий. Фиксация выражается в предсказуемости поведения человека, проявляется в стремлении осуществить одни и те же, строго определенные действия. Это важно понимать при расследовании случаев серийных сексуальных преступлений.

Другое выражение – фиксация ритуализации поведения, например, его связь с определенной или схожей территорией, набором одних и тех же способов сексуальной активности.

7) Диссоциация.

Диссоциация проявляется резким, внезапным сужением сознания, в результате чего весь мир в его многообразии перестаёт существовать для обладателя парафилии, он даже нередко перестаёт замечать свидетелей или их присутствие становится несущественным, перестаёт прогнозировать последствия своих действий или слабо прогнозирует их. Вот даже почему ужесточения наказания за общественно опасные сексуальные действия становятся бессмысленными.

При этом ведущую роль у человека, впавшего в патосексуальное состояние, начинают играть внутренние информационные структуры, отражающие мир фантазий, в первую очередь выкристаллизованных мастурбаторных фантазий. Именно они начинают руководить человеком, определяют его поведение. Поэтому стороннему наблюдателю часто кажется, что сексуальное преступление продумано до мелочей. Оно так и есть – длительное фантазирование определённой направленности кристаллизует и элементы общественно опасных сексуальных действий, совершающихся на подсознании. Поэтому и не случайна аналогия парафильного поведения с игровым. Элементы игры иногда чётко наблюдаются при серийных сексуальных преступлениях.

8) Процессуальность.

Процессуальность – фиксация на процессе, а не на результате деятельности, которая приобретает незавершенный характер. Например, внешне явное сексуальное действие не завершается семяизвержением или даже происходит без введения полового члена в какое-либо естественное отверстие жертвы. Этого обладателю парафилии часто и не надо, – он получает мощнейшую психосексуальную разрядку и без этого, поскольку в процессе аномальных сексуальных действий происходит реализация индивидуальных мастурбаторных фантазий.

Именно процессуальность определяет так называемый симптом «охоты» (А.А. Ткаченко), заключающийся в самостоятельной значимости поиска необходимого объекта, жертвы. Здесь надо понимать, что не каждый человек подходит на роль жертвы, а лишь тот, у кого есть те элементы внешности и (или) одежды, которые присутствуют в мастурбаторных фантазиях, фетишизируются. Например, одного серийного сексуального убийцу возбуждали только девочки, в одежде которых присутствовало что-то красное. Причем, иногда само по себе длительное блуждание по улицам в поисках подходящего объекта удовлетворения своего сексуального влечения (охота), сочетающееся с соответствующим эмоциональным состоянием, оказывается вполне достаточным для психосексуальной разрядки, наступления ремиссии.

Процессуальность нередко связана с пролонгацией.

9) Пролонгация.

Пролонгация – намеренное продление парафильных действий, что достигается зачастую их усложнением и затруднением с помощью использования достаточно длительного и стереотипного ритуала. И это тоже процесс.

Целью подобной активности может являться продление восприятия и усиление ощущений, необходимых для получения психосексуальной разрядки. Чем длительнее процесс, тем мощнее психосексуальная разрядка, тем глубже чувство удовлетворения, тем дольше сохраняются воспоминания о каких-то элементах процесса. Эти воспоминания будут подпитывать патологические, непроизвольные сексуальные фантазии, добавлять в них новые элементы, переводить эти фантазии на иной, более высокий патологический уровень. Так, относительно садизма профессор К. Имелински метко подметил, что сутью садизма является переживание времени.

10) Деперсонификация. Под этим термином понимают феномен, отражающий нарушения в системе отношений субъект-субъект. При этом роль сексуального объекта в подсознании обладателя парафилии сводится лишь к значению живой объект или неживой. Сексуальный объект как личность при деперсонификации не воспринимается, он является лишь предметом стимула для сексуальных фантазий и возбуждения. Это манекен, кукла, пусть пока ещё живой манекен-кукла, но не личность.

Деперсонификация облегчает манипулирование с сексуальным объектом в состоянии измененного сознания. Само же изменение сознания нарушает правильное восприятие сексуального объекта, который наделяется несвойственными ему качествами. А образы самих сексуальных объектов, находясь в подсознании, отображают кризисные периоды становления полового самосознания, психологические травмы, эмоциональные впечатления, пережитые в детстве. Они же являются и отражением импринтинга, сексуальных впечатлений, пережитых в детстве до начала полового созревания или в раннем пубертате, даже если они были восприняты положительно.

Именно с деперсонификацией связаны сексуальные действия с использованием кукол или проституток, изображающих умерших, а также сексуальные, сладострастные убийства (часто с непониманием факта и значения смерти, когда ещё живое перешло в уже неживое), некрофильные акты, случаи намеренного приведения жертв в беспомощное состояние, совершение сексуальных действий с глубоко спящими людьми или находящимися в бессознательном состоянии. При этом обездвиженность является своего рода особым сексуальным стимулом. И здесь очень важно, что объект безучастен к любым сексуальным действиям, не разговаривает, не реагирует эмоционально и физически.

11) Фетишизация – феномен, отражающий нарушения в системе отношений субъект-объект. Фетишизация осуществляется по формальным свойствам объекта – по внешним признакам элементов одежды и внешности.

Таким образом, жертва в глазах правонарушителя с парафильными комплексами является лишь фетишем, поэтому здесь уместен термин «жертва-фетиш». Вот почему при серийных сексуальных преступлениях жертвы конкретного преступника обычно имеют одинаковые признаки элементов одежды или внешности. Если на определённой территории одновременно, независимо друг от друга действуют два серийных насильника или серийных убийцы, у каждого будет свой тип жертв. Поэтому здесь очень важен детальный анализ внешности и одежды жертв, а не приписывание всех жертв одному из преступников.

12) Синдром неразличения сексуального объекта.

Этот синдром проявляется в удовлетворении субъектом своих сексуальных потребностей путем контактов с различными видами сексуальных объектов. Актуальным для этих лиц является тот объект, который наиболее доступен в настоящий момент времени, а его сексуальная привлекательность элементарно достаточна для обеспечения необходимого уровня сексуального возбуждения. Практически лица с этим синдромом совершают всё многообразие возможных форм сексуальных действий – педофильные, геронто-граофильные, инцестные, зоофильные, гетеро- и гомосексуальные контакты. У обладателей этого синдрома нередко имеются садистские потребности.

В принципе, во время сексуального возбуждения при суженном сознании, не имеют значения ни пол, ни возраст, ни биологический вид сексуального объекта. Часто важно лишь одно, что объект физически слабее субъекта, вполне доступен для демонстрации субъектом силы и собственной социальной «состоятельности» или маскулинной, либо феминной состоятельности. Поэтому дети – наиболее подходящие и безопасные объекты для сексуальных садистов. Важную роль играет и ситуационное возникновение сексуального импульса. Сексуальные действия нередко выступают не только как способ достижения психосексуальной разрядки, но и как способ самоутверждения.

Наличие этого синдрома присуще лицам, впавшим в патосексуальное состояние, причем не только деградировавшим алкоголикам, серийным сексуальным насильникам и убийцам, но и некоторым жертвам сексуального насилия, лицам, обладающим высокой степенью виктимности и широким диапазоном сексуальной приемлемости (полидевиантным личностям).

Литература

  1. Сидоров П.И., Дерягин Г.Б. Половое поведение и насилие. – М.: МЕД-пресс, 2007.
  2. .Дерягин Г.Б. Криминальная сексология. – М.: Щит-М, 2008.
  3. Старович З. Судебная сексология / Пер. с польск. – М.: Юрид. лит., 1991.
  4. Ткаченко А.А. Сексуальные извращения – парафилии. – М.: «Триада-Х», 1999.
  5. Ткаченко А.А. с соавт. Судебная сексология: Руководство для врачей. – М.: Медицина, 2001.